обложка

Г.Н. Сырлыбаева,

руководитель центра классического зарубежного искусства
Государственного музея искусств РК им. Абылхана Кастеева.

 

Россия и Восток:

русские художники в Казахстане.

1920 – 1940 годы

 

 «Вокруг бесконечные солончаковые степи и пески …
За весь день лишь один раз увидел я небольшой караван верблюдов,
с покачивающимися на них бронзовыми казахами».

В. Рождественский. Записки художника. М., 1963.

В силу ли своей удаленности от центральных городов России, сложившейся ли культурной традиции, но Казахстан, как объект эстетического освоения, долгое время не был столь популярен у московских или ленинградских художников в так называемый советский период. Это, конечно, связано и с незначительным информационным потоком, освещающим и представляющим регион. Материалы научно-исследовательских экспедиций в Казахстан, в состав которых, как правило, входили и художники, фиксировавшие в силу своих творческих возможностей увиденное, оставались достоянием небольшого круга ученых и заинтересованных лиц.  Возможные приезды каких-либо художников не освещались ни местной, ни центральной печатью, оставались незамеченными, в силу отсутствия художественной среды и общественного интереса к изобразительному искусству в республике в 1920-е годы.  Поэтому столь важно выявить круг художников, работавших в Казахстане, в годы, когда казахстанское изобразительное искусство только становилось «на ноги», происходил процесс консолидации немногочисленных творческих сил. Так или иначе, эти художники побывали в Казахстане, работали здесь, создавали свои произведения. Среди них были именитые русские  живописцы, вошедшие в историю советского искусства и малоизвестные сегодня – от  академистов и  передвижников до художников, пропагандирующих идеи «Бубнового валета», «Цеха живописцев», «Бытия» и т.д.

На основе анализа собранных материалов, появляется возможность определить несколько этапов в освоении столичными художниками, в первую очередь московскими (практика показала, что основной поток художественных сил устремлялся в Казахстан из Москвы) казахстанской земли в качестве объекта художественного познания.  

В 1920-е годы, а это первый этап, приезжали самые пытливые художники по зову собственных творческих интересов, в поисках новых впечатлений, сюжетных мотивов, живописных открытий и экспериментов.  

1930-е годы –  новая волна интереса к Казахстану в связи с актуализацией темы индустриализации в советском изобразительном искусстве. Как правило, художники приезжали весной, в апреле-мае, и работали до поздней осени – сентября-октября.

И третий этап связан с периодом Великой Отечественной войны, когда республика приняла более ста художников, организовав их быт и творческий процесс.  

Свое увлечение Востоком В. Каптерев осуществил, приехав впервые в Казахстан в 1920-1921 годах в составе Тургайской экспедиции еще в годы своего ученичества в Высших художественных технических мастерских. Со временем интерес к Казахстану не исчез, а только усилился. Доказательством тому – более 10 творческих лет с небольшими перерывами отдано этому краю. Практически В. Каптерев объездил весь Казахстан. Бывал в Прибалхашье, прошел и проехал Северный Казахстан от Петропавловска через Акмолинск, Каркаралинск, Семипалатинск до Туркестана. В стремлении познать новый для себя мир художник даже кочевал с местными жителями. Он участвовал в различного вида научных экспедициях в качестве художника. Тема Казахстана в его творчестве прошла через все виды и жанры изобразительного искусства. В первую очередь, это конечно многочисленные горные и степные пейзажи, бытовые композиции, портреты представителей коренного населения, натюрморты из атрибутов местного быта. В ГМИ им. А. Кастеева хранятся 23 живописных и 11 графических произведений этого замечательного московского живописца. Его деятельность в республике широко описана автором статьи, поэтому лишь упомянем о нем [1].  

Ранней весной 1926 года отправляется в непростое и далекое путешествие из Москвы в южный город Казахстана Аулие-Ата художник Василий Рождественский. В своих воспоминаниях об этой поездке, он писал, что уже и не помнит от кого узнал об этом городке на границе Казахстана и Узбекистана. Но неизвестность и удаленность не остановили его. Все вызывает восхищение художника: и увиденное по дороге из окна железнодорожного вагона, и сам город, овеянный духом истории и среднеазиатским колоритом с его узкими улочками, особой атмосферой и ритмом жизни. Художник в своих воспоминаниях писал: «Оригинальность азиатского города, ясные безоблачные дни создали хорошие условия для живописи. Палящий зной. Работаю над характерным видом Аулие-Аты: улица около базара. Вся она – однообразно песчано-пепельного цвета… Вот казах на верблюде, в халате цвета песка, подъезжает к кумысной чайхане…» [2]. В ГМИ аулеатинский период творчества художника представлен 43 графическими работами. Как и в случае с В. Каптеревым, для заинтересованного читателя даем ссылку на уже опубликованные материалы [3].  

 В 1930-е годы Страна Советов берет курс на индустриализацию. В эти годы уже заработала советская идеологическая машина в искусстве, для руководства которым использовались различные формы. Получили распространение тематические выставки, в частности,  посвященные индустриализации.

В Казахстане начинается масштабное строительство новых фабрик и заводов, разрабатываются месторождения нефти, угля и т.д. Республика становится местом паломничества художников. В поисках этюдного материала для создания монументальных полотен, прославляющих новый индустриальный мир, сюда устремляются художники в так называемые творческие командировки, работая на месте не один месяц.  

 

 

Среди представителей старшего поколения русских живописцев, начавших свою творческую карьеру в конце ХIХ века, в первую очередь следует назвать      Бакшеева  Василия Николаевича (1862-1958), народного художника СССР [4]. В 1930 году он впервые приехал  в Казахстан в возрасте 68 лет, один без сопровождения.  Путешествие произвело на художника неизгладимое впечатление, о чем он и написал в своих  воспоминаниях. В поездке он видит «не только новые пейзажи, но и новых людей». Ему самому кажется удивительным, что все это многообразие природы  страны он увидел «только на старости».  С пафосом, характерным для тех лет, художник вспоминает: «Какой простор для творчества! Больше нужно ездить, больше видеть, больше работать для того, чтобы запечатлеть для потомства индустриальные пейзажи великой эпохи» [5].   В 1932 и 1934 годах Бакшеев повторил свои поездки по республике.  Большинство своих работ он посвятил шахтерской Караганде и Алма-Ате. Позже, находясь в Москве, еще не раз возвращался к казахстанским мотивам. К сожалению, работ, выполненных Бакшеевым в Казахстане, в нашем музее нет, но они находятся в фондах многих известных  музеев – ГРМ, МГУ им. М. Ломоносова, Ростовском, Горьковском музеях и ГМИ им. Айтиева в Бишкеке.

 

Подача руды вагонетками

Л. Литвиненко. "Подача руды вагонетками". 1936 г.

 

 

Так же несколько раз побывал в Казахстане и художник Шегаль Григорий Михайлович (1889-1956) [6]. Результатом длительной работы в республике было создание живописных  полотен «Казахи – фабзайчата» (1931), где изображены молодые казахи с книгами в руках,  «Путь свободен. Турксиб» (1931), «Новый товарищ» (1931-1932) [7]. 

В ходе работы над материалом, а темой русских художников в Казахстане, я уже занимаюсь не один год, в поисках информации, была просмотрена подшивка газеты «Казахстанская правда» с 1933 по 1991 годы. В газете, хотя и  скупо, но освещались основные события художественной жизни страны.

В номере за 11 ноября 1936 года была опубликована заметка «Казахстан –   на выставке «Индустрия социализма», которая меня очень заинтересовала: «На набережной Москвы-реки строится специальное здание для юбилейной художественной выставки «Индустрия социализма», организованной по инициативе тов. Орджоникидзе. Эта выставка откроется к 20-летию Октябрьской революции. …Всего в пятидесяти залах нового здания будет размещено около тысячи произведений искусства. К участию в выставке привлечено более семисот живописцев, графиков, скульпторов. …Индустриальный Казахстан будет широко представлен на юбилейной выставке. Нефть, уголь, золото, медь, свинец, железные дороги, стахановцы Казахстана – вот темы, над которыми по заданию выставочного комитета, работают художники и графики.  

Художник Чашников готовит картину «Геолого-разведочная экспедиция на Алтае», Литвиненко – «Панорама  Чимкентского завода» и «Ватержакетный цех», Солодовников – «Коунрадский рудник», «Прибалхашстрой», «Портрет казаха-стахановца», И. Модоров – «Караганда – третья всесоюзная кочегарка», Семашкевич – «Панорама Риддера», Кизевальтер – «Ульбастрой», Вялов – «Самолет над Кара-Кумами», Каптерев – Алма-Атинский парк культуры и отдыха»», «Водохранилище в Алма-Ата», Копалкин – «Постройка Турксиба». Чувашский художник Зайцев выставит две работы – «На стройке Алма-Атинской ТЭЦ» и портрет начальника Прибалхашстроя товарища  Иванова, Белуха – «На золотых приисках Алтая», Чащарин – «Эмбанефть» и т.д. Большинство художников уже приехало из Казахстана и работает над картинами для выставки. Художники Модоров, Каптерев и другие возвратятся в ближайшее время».  

В статье – перечень фамилий художников и их работ практически неизвестных сегодня. Их имена не найдешь в официальной истории русского искусства ХХ века. Но при погружении в поиски сведений о них, открылись новые факты, новые судьбы художников, побывавших в Казахстане и создавших о нем свои произведения. Если ли что-либо общее между этими художниками? Все они люди среднего возраста. На момент пребывания в Казахстане им было по 35-40, это были уже не ученики, а определившиеся в своих творческих ориентирах художники. Практически все – выпускники  ВХУТЕМАСа – Высших художественно-технических мастерских, где в те годы еще преподавали художники – носители высокой живописной культуры: П. Кончаловский, Р. Фальк,           С. Герасимов, А. Лентулов и мастера, представляющие новые авангардные направления – А. Древин, Н. Удальцова, В. Татлин, В. Кандинский, Д. Штеренберг.  Владея традициями европейского искусства, широким диапазоном художественно-выразительных средств, они стремились передать это и своим ученикам. Складывалось достаточно пестрая творческая картина, но сохранялся высокий профессиональный уровень.   

В 1936 году по заданию Всесоюзного Выставочного комитета по сбору материалов к выставке ХХ-летия Советской власти, в Казахстан были командированы художники Лидия Литвиненко в Чимкент и Роман Семашкевич в Риддер.  

У Лидии Андреевны Литвиненко уже был опыт творческой работы на новостройках страны [8]. С 1933 года она руководила второй бригадой художников МОССХа, работавшей в тоннелях и шахтах первой очереди Метростроя.  

  

В 1935 году она была командирована Комитетом по подготовке к выставке в Южный Казахстан на предприятия цветной металлургии,  побывала на Ачисайских рудниках – месторождении свинцово-цинковых руд, в  том числе на самом мощном из них – Хантаги, на Чимкентском  свинцовом заводе, который был построен в 1934 году.  Около 200 произведений, выполненных в регионе, экспонировались в 1936 году в клубе  завода и обсуждались общественностью города. В том же году произведения Литвиненко были показаны в Москве, в Центральном доме работников искусств на персональной выставке «Цветная металлургия Южного Казахстана». В 1972 году КГХГ им. Т. Шевченко была организована выставка «Рождение индустрии Казахстана», на которой были представлены работы художницы, выполненные ею в Южном Казахстане в  1935-1937 гг.  – небольшая часть того, что было сделано. С этой же выставки были приобретены 7 живописных и 11 акварельных произведений художницы для музея. В своих произведениях она отметила все ипостаси трудового процесса – добыча руды, ее переработка в заводских цехах, образы людей, там работающих, пейзажи окрестностей.    

Портрет рабочей рудника

Л. Литвиненко. Портрет рабочей рудника. 1936 г.

На Ачисае побывал и уже упомянутый в начале статьи художник В. Каптерев. На производственную тематику им были созданы картины «Дорога в Ачисай» (1935), «Вид на обогатительную фабрику» (1935). 

Не менее интересным художником представляется и Роман Семашкевич [9].  В «Казахстанской  правде» за  15 мая 1936 г. появилась статья «Картины для выставки «Индустрия социализма», сообщавшая о том, что 14 мая в Риддер, один из развивающихся центров металлургии Восточно-Казахстанской области,  приехал художник из Москвы    Р.Семашкевич, чтобы создать картины, показывающие рост Риддера, и портреты стахановцев.         

Уже в «Казахстанской правде» от  10 сентября 1936 г. была опубликована заметка под названием «Выставка картин в Алма-Ате нужна!», написанная тем же художником  Р. Семашкевичем, в которой он сообщает  о результатах своей творческой командировки в Риддер. «Я четыре  месяца работал в  Риддере и его окрестностях. Грандиозные промышленные предприятия на фоне замечательной алтайской природы, прекрасные люди, преобразующие Алтай – захватывают каждого, а художника особенно. Я сделал около   100 (!) вещей – картины, этюды, портреты, наброски.  Основные мои работы – «Панорама строительства Большого Риддера» и жанровые картины». Картина, упоминаемая художником в заметке, экспонировалась на выставке «Индустрия социализма». 

К сожалению, в ГМИ работ этого художника нет, но его творчество отличалось новаторскими поисками. Поражает удивительная работоспособность художника: за четыре месяца пребывания в Казахстане – 100 произведений!  

В Риддер приезжала и художница Вера Сергеевна Кизевальтер, предоставившая на выставку в Москву картину «Ульбастрой». О ее личности и творчестве практически ничего неизвестно [10]. Упоминаются ее поездки на нефтепромыслы Баку, угольные шахты Донбасса. Своими впечатлениями о работе в Казахстане она поделилась в книге «Риддерстрой. Рассказ художницы» (М., 1931), сопроводив повествование и собственными иллюстрациями, что дает повод считать ее в большей степени художником-графиком.

В поисках данных о художнике Алексее Степановиче Чащарине, упоминаемого в газетной заметке, удалось выявить еще одного художника, не обозначенного в статье, но побывавшего на этюдах в республике. Это Игорь Павлович Рубан [11]. Обладая незаурядным литературным даром, он оставил свои воспоминания о годах студенчества, и в частности, отдельные строки, были посвящены его другу – Алексею Чащарину. Им был написан о художнике очерк «Без вести пропавший». По свидетельству Рубана, Алексей Степанович жил и работал в Москве, посещал мастерскую  Федора Ивановича Рерберга. Он писал: «Из жизни Алексей ушел рано – в 1957 году. Это был одаренный, очень крупный человек, не принятый и не понятый  сотоварищами. Даже родные дети не сохранили посмертно его работы, изрезав и сжегши их своими руками…».  Еще одна цитата из воспоминаний Рубана: «В 1935 я уехал с ним по командировке Всехудожника на нефтяные промыслы Западного Казахстана. О проведенном там полугодии я написал очерк «54 года тому назад».

Надо сказать, что в 1930-е годы начинается бурное развитие Гурьевской области, где первые нефтепромыслы – Доссор, Макат, начали разрабатывать еще в 1910-1915 годах. В духе времени художник описывает тот азарт и увлеченность, с которыми он и А. Чащарин работали на нефтепромыслах. В рубленных, по плакатному лаконичных фразах – физический и эмоциональный накал творческого труда в непривычных для глаз и жизнесуществования условиях. Поэтому доступную цитату привожу полностью: «Легко увлечься заезжему художнику необычностью увиденного, разменяться в репортажной погоне. Но нас двое и мы с упорством юности крепко держимся взятой цели и продолжаем свой марафон. Качалки, буровые... У темного дерева вышки, ржавого с потеками соли бака отстойника есть свой внутренний смысл, смысл вещи и явления. «Ах как красиво» становится пустым возгласом. Описания внешности нам мало. А тем более любования ей. Нам надо, чтобы качалки не красовались на небе, …и вышка не была просто деревянной башней интересных пропорций. У нее внутри целый завод работает. Это надо понять, почувствовать не через людей с инструментами и разные атрибуты, а чтобы другие ее увидели, так как ее понимают рабочие у бурового стола и верхнештанговый. Каждый день три холста –  утром, днем и вечером. Почти все по многу сеансов. Ветер и соленая пыль бывают нечасто… От восхода до заката солнце жарит с ясного неба так, что за железо взяться нельзя. Как было вчера, так и сегодня. Пиши, пока не упрешься, а там по второму туру, по третьему... «Испортил», «вышло» – это только этапы в работе. А натуры хватит до самой смерти. Мы знали одно, что надо идти к цели через работу, не прощая себе ни одного фальшивого звука. Никто не мешает и не поучает. Ты сам во всем ответчик. Теперь, когда прошло много лет, то видно какая это была для нас школа. Спасибо ей, а может нам. Школа на всю жизнь. Наша собственная!». По окончании работы состоялась выставка художников в Доме культуры города Гурьева.  

Примечательный факт: в качестве дипломной работы по окончанию художественного техникума, Рубан представил эскиз картины «Пуск нефтепромысла Кос-Чагыл» (Косчагыл – месторождение, открытое уже в 1930-е годы).  

После поездки в Гурьевскую область с Рубаном и Чащариным  Всехудожник заключил договор на картины по нефтепромыслам. Игорь Павлович вспоминал: «Писать мне было негде, и приходилось работать то на сундуке в темном углу дворницкой, то еще где-либо. Написал я несколько вариантов, но картина так и не прошла на художественном совете Всехудожника. Время подошло сложное – 1937 год. Некоторые художники неожиданно куда-то исчезали. На готовящуюся молодежную выставку к съезду ВЛКСМ мы дали наши казахстанские работы. На заседании выставкома неожиданно вдруг раздался голос художника Денисовского:  «Интересно снять телефонную трубочку и позвонить кое-куда – узнать, почему эти молодые художники пишут нашу современную советскую действительность такими темными красками?» Последовало молчание, и рабочий унес наши работы. Через 2-3 дня по настоянию кого-то меня вызвали на ковер, и я сослался на высокие органы, давшие установку написать старые, еще нобелевские промыслы с натуры такими какие они есть, а картины современных промыслов мы еще не закончили. Над нами тучи рассеялись, работы приняли, хотя и повесили в закутке у двери». В 1935 году художник написал следующие картины: «Нефть», «Досор. Нефтяная вышка», «Старая буровая, «В дизельной», «В голодной степи».  

Судя по списку экспонентов выставки «Индустрия социализма» И. Рубан не участвовал в этом грандиозном мероприятии, а А. Чащарин предоставил свою работу «Эмба-нефть».  

Поскольку речь зашла о русских художниках, побывавших на гурьевских нефтепромыслах, удалось установить имя еще одного живописца, работавшего в этом регионе – Леонид Николаевич Хорошкевич (1902-1956).  В 1933 году он, путешествуя по Волге, побывал в Гурьеве, где его привлекли традиции и быт казахов. В частности, в литературе упоминается его работа «Инженеры», предназначенная для треста «Эмбанефть».  

Не меньшим интересом у художников пользовалась и Караганда. В номере за 28 февраля 1936 года была опубликована заметка «Караганда  на выставке «Индустрия социализма»: «По заданию комитета выставки «Индустрия социализма» художник       И.А. Модоров летом 1936 года выезжал в Караганду. Здесь он сделал много зарисовок и этюдов. Несколько этюдов уже закуплены комитетом выставки «Индустрия социализма». Сейчас художник Модоров работает над большой картиной – «Карагандинская центральная обогатительная фабрика». «Поездка в Караганду дала мне очень многое», – сообщил он сотруднику ТАСС. Я поражен темпами строительства третьей угольной базы СССР. Картина «Карагандинская центральная обогатительная фабрика» является основной моей работой для выставки «Индустрия социализма». В этой картине я стремлюсь показать мощную индустрию Казахстана. Центральное место на картине займет здание фабрики. На первом плане показан старый и новый транспорт пустыни – гордые «корабли пустыни» верблюды, везущие доски с лесного склада, и мощный паровоз, везущий вагоны с углем. Замечательные дети растут в Караганде. В их обществе я провел много прекрасных часов. На первом плане картины «Карагандинская центральная обогатительная фабрика» в правом углу я даю веселых, жизнерадостных ребят во время игры. Этюд этой картины был сделан мною на месте. Он уже приобретен комитетом выставки «Индустрия социализма» и будет экспонироваться на выставке. На выставке будут также представлены три других моих этюда. Этюд «Шахта № 20» дает панораму шахты. На первом плане группа рабочих прокладывает кабель. Этюд «Шахта имени Кирова» показывает спуск в шахту очередной смены рабочих. Третий этюд – «Выделка самана». Кроме картин и этюдов я сделал для выставки …портреты начальника треста «Караганда-уголь», орденоносца М.И. Смирнова, шахтера стахановца, члена Совета при Наркоме тяжелой промышленности т. Кузембаева».

Не остался без внимания художников и Прибалхашстрой. Независимо друг от друга здесь побывали Сергей Иванович Солодовников и чувашский живописец Юрий Антонович Зайцев.  

В 1931 году было создано управление «Прибалхашстрой», главная задача которого – строительство медеплавильного комбината. Местом расположения основных производственных сооружений и города утвердили берег бухты Бертыс.

 

В августе 1935 года на празднование 15-летия республики в Казахстан была приглашена группа чувашских писателей. Среди них был и художник – Ю. Зайцев. Он сразу заинтересовался стройкой у озера Балхаш. Результатом этой поездки стали многочисленные этюды, наброски. Два полотна – «Балхаш ночью», «Стройка на Балхаше» вошли в коллекцию ГМИ. Это многофигурные композиции, показывающие стройку при солнечном и ночном освещении. В импрессионистической манере художнику удалось виртуозно организовать пространство полотен, передающего ритмы огромного строительства с фигурами людей, машинами, гигантскими конструкциями будущим производственных сооружений.  Эскизы картин на темы строительства Балхашского медеплавильного комбината заинтересовали Оргкомитет Всесоюзной выставки «Индустрия социализма»  и с Зайцевым был заключен договор. Художник вновь выехал в Казахстан для продолжения работы. В августе 1937 года жюри выставки просмотрело и приняло картины художника – «Стройка ТЭЦ на Балхаше», «Балхашская железная дорога», «Общий вид Прибалхашстроя». Но на саму выставку, открывшуюся в марте 1939 года, работы не попали, и дальнейшая их судьба неизвестна [12]. 

Балхаш ночью

Ю. Зайцев. "Балхаш ночью". 1935 г.

 Полагаю, время откроет новые имена художников, которые хоть на миг соприкоснулись с историей, природой Казахстана, его людьми. Остается сожалеть лишь о том, что многие работы, созданные здесь, останутся для современников неизвестными.  

Примечания:

1. Публикации о В. Каптереве:

Сырлыбаева Г. В.В. Каптерев в Казахстане. Сборник докладов международной научной конференции «Художественный музей и его роль в контексте современной культуры». Алматы, ГМИ им. А. Кастеева. 2003, с. 58-63.

 Сырлыбаева Г.Н. Последователь Ван Гога, Матисса, Врубеля в  Казахстане. В сб.: Валерий Каптерев. Живопись. Графика. Архивные материалы. - Москва: Галарт, 2011. С. 20 - 23 с илл.

 2. Рождественский В.В. Записки художника. М., 1963.

3. Сырлыбаева Г.Н. Знойное лето 1926-го… (Русский художник В. Рождественский в Казахстане). В сб.: ЮНЕСКО и изучение феномена Великого шелкового пути в современном мире. Материалы международной научно-практической конференции. – Алматы: КазНАИ, 2009. – 152-154. 

4. В 1887 году он окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Его учителя – А. Саврасов, В. Маковский, В. Поленов.  В 1896 году был избран членом Товарищества передвижных художественных выставок  и экспонировал свои картины в составе этой организации до 1923 года, до конца существования ТПХВ.  Был членом АХРР.

5. Бакшеев В.Н. Воспоминания. М.,  Изд-во Академии художеств СССР, 1961, с. 105.

6. Его художественное образование: Школа Общества поощрения художеств (у Н.К. Рериха, В.А. Щуко), Академия художеств, ВХУТЕМАС.

7. Эти работы художника, за исключением последней,  воспроизведены в альбоме: Живопись первой пятилетки. Авт.-сост. А.Г. Федотова. Л., 1981.  

8. Родилась в 1895 году в Кременчуге, Украина. По окончании гимназии была учительницей народной школы. 1914-1917 – училась в Строгановском училище в Москве, 1917-1925 – во ВХУТЕМАСе в мастерской П.П. Кончаловского и Р.Р. Фалька.

9. Роман Матвеевич Семашкевич родился в 1900 году  в местечке Лебедево Виленской губернии (ныне Республика Беларусь). В Вильно (Вильнюс) брал уроки живописи в частной студии Тарашкевича. С 1924 года жил в Минске, затем в Витебске, где учился в художественном техникуме по классу скульптуры (1925-1927). Затем в 1927 году переехал в Москву. Учился во Вхутемасе (1927-1930) у С. Герасимова и А. Древина. Впервые экспонировался в 1924. Участвовал на выставках в СССР и за границей. Совершил творческие поездки в Белоруссию (1932), на Полярный Урал (1933), на Алтай (1937). Художники группы «Тринадцать». Авт. вст. ст. М.А. Немировская. М., 1986, с. 192. Его жизнь оборвалась на взлете. В 1937 году он был расстрелян. Многие работы при аресте конфискованы органами НКВД, до сих пор не найдены, возможно уничтожены.

10. Годы жизни: 1 (13) апреля 1899, Санкт-Петербург – 2 июля 1982, Москва. График, живописец, монументалист, художник декоративно-прикладного искусства. Училась в Рисовальной школе Общества поощрения художеств в Петрограде (1916–1917), ВХУТЕМАСЕ в Москве (1920–1925) у Н. Ульянова, Н. Удальцовой, А. Древина, Р. Фалька. Создавала пейзажи, портреты, жанровые композиции, натюрморты; работала преимущественно в технике акварели.

11. Родился 12 июня 1912 года на станции Рузаевка Пензенской области. Детство и юность провел в Москве, где учился у знаменитых педагогов К.П. Чемко, Д.Н. Кардовского и в мастерской И.Э. Грабаря.С 1944 года посвятил свое творчество Арктике.

12. Н.А. Ургалкина. Юрий Антонович Зайцев. Жизнь и творчество. Чувашское книжное издательство, 1976. С. 40-42.

Опубликовано в сборнике "Ю.Н. Рерих. 110 лет со дня рождения",  материалы научно-общественных чтений, Алматы, 2013