Н.К. Рерих Бум-Эрдени

Н.К. Рерих. "Бум-Эрдени" 1947 г. 

 

Татьяна Книжник

Вопрос под номером

три

«Они готовы разрушить все культурные дела, они готовы смутить все общественное мнение и обмануть правительственные круги, лишь бы удовлетворить своему эгоизму. Все их действия настолько антикультурны и антиобщественны, что остается лишь видеть в них грубейшее самоуправство и завладение чужой собственностью, что вполне предусмотрено гражданским и уголовным законодательством. Но ужасно подумать, что после четырнадцати лет приобщения ко всяким культурным источникам можно все же остаться на дикой ступени вредительства и бесчеловечности… А сколько же лет это ядовитое блюдо уже готовилось на чьей-то кухне. Остается удивляться и тем людям, которые более чем легкомысленно готовы слушать любые вредительские бредни» [1].
Н.К. Рерих 

16 февраля 2016 года состоялось заседание Коллегии Министерства культуры РФ, на котором на котором в числе прочих вопросов рассматривался проект создания государственного музея Рерихов на территории усадьбы Лопухиных. Представители руководства общественного Музея имени Н.К.Рериха на заседание приглашены не были, что свидетельствует о том, что наша организация, крупнейший исследовательский центр, была исключена из пространства обсуждения вопросов, касающихся судьбы Наследия Рерихов в России. Впрочем, о чем это я, никаких обсуждений спектакль, разыгранный на сцене театра им. Е.Вахтангова, не предусматривал. Вопрос под номером три решался по-деловому: министр строго следил за соблюдением регламента и, внимательно выслушав пункт о выделении субсидий для формирования музея Рерихов, напомнил директору ГМВ о необходимости уделять больше внимания внебюджетным доходам.

Просмотрев онлайн-трансляцию этого мероприятия, мы стали свидетелями, как на высоком государственном уровне были одобрены действия, ведущие к ликвидации общественного Музея имени Н.К.Рериха и огосударствлению Наследия Рерихов. Какая показательная двойственность в мышлении и действиях чиновников: поднять руку на титанический многолетний труд Людмилы Васильевны, за который она же получала от представителей власти награды и благодарственные письма! Посмотрите эту запись и вы. Страна должна знать своих героев.

В Кодексе музейной этики ИКОМ (опубликованном на сайте Министерства культуры) в числе прочих положений значится следующее: «1.12. Назначение директора. Директор музея — это ключевая должность, и при его назначении руководящие органы должны принимать во внимание знания и опыт, необходимые для эффективного исполнения обязанностей. К этим качествам следует добавить интеллектуальные способности и профессиональные знания, а также высокий уровень этики»[2]. Все эти качества были наглядно продемонстрированы выступавшими на заседании, объединившимися под лозунгом «Общественный музей Рериха должен быть разрушен» и единодушно отметившими, что Международный Центр Рерихов препятствует свободному изучению Наследия Рерихов и работе с ним.

Справка, подготовленная к заседанию коллегии Министерства культуры руководством Государственного музея Востока и зачитанная его директором А.В.Седовым, навсегда останется в отечественной истории как образец лжи, кощунства и беспочвенных обвинений. Воля основателя нашего Музея Святослава Николаевича Рериха была выражена публично и недвусмысленно. Его генерального директора Людмилу Васильевну Шапошникову дважды награждали за большой вклад в развитие музееведения и сохранение наследия Рерихов государственными наградами: в 2006 году орденом Дружбы и в 2011 году орденом «За заслуги перед Отечеством IV степени», а также премией Евросоюза в номинации «За самоотверженный труд в деле сохранения культурного наследия Европы». Музей, оснащенный по самым современным стандартам, пополнивший свое собрание полотнами отца и сына Рерихов, опубликовавший более 250 книг по тематике Наследия, устроивший более 500 передвижных выставок и несколько десятков научных конференций, распространяющий миротворческие идеи Пакта Рериха на международном уровне, по мнению А.В.Седова и товарищей, «играет негативную роль в представлении наследия семьи Рерихов»?! Хочется спросить, а какую же тогда роль в представлении наследия Рерихов играет сам ГМВ, в котором Отдел «Наследие Рерихов» возглавляет человек, дискредитировавший своими работами культурно-просветительскую и научную деятельность самого Николая Константиновича Рериха?! По мнению современного культуролога и философа А.Владимирова, «Росов – это поистине похоронная команда для Рериха». Точнее не скажешь.

Далее слово было предоставлено заместителю директора ГМВ по научной работе Т.К.Мкртычеву. Так сложилось, что научно-философское и художественное наследие семьи Рерихов лежит вне сферы его научных интересов, но это нисколько не помешало ему разработать концепцию будущего государственного музея. В которой появились несуществующие циклы картин и не было отражено самое главное — философия Живой Этики, являющаяся фундаментом творческой, общественной и миротворческой деятельности всех членов этой семьи. Очень жаль, что Т.К.Мкртычев не знаком с концепцией Центра-музея Н.К. Рериха, разработанной самим С.Н.Рерихом еще в 1989 году и реализованной в общественном музее его доверенным лицом Л.В.Шапошниковой, ибо это обратило бы его реформаторский пыл в нужное русло. «Все же существующие учреждения, — говорится в ней, — мемориальный кабинет Н.К.Рериха в Музее искусства народов Востока, музей в Изварах, кабинет моего брата Ю.Н.Рериха в вашем институте, его мемориальная квартира — должны будут, конечно, установить рабочие связи с Центром-Музеем, но в то же время сохранять свою самостоятельность» [3]. Здесь нет ни слова про рейдерский захват одного учреждения другим, и, осмелимся предположить, что С.Н.Рерих и представить не мог, что Кабинет большую часть времени будет закрыт. Но разве Т.К.Мкртычеву есть дело до любого из Рерихов — нужно поведать аудитории привлекательную историю о том, как замечательно все будет в доме, обустроенном чужими руками и на чужие деньги.

«…Мы детально проработали этот вопрос и пытаемся сделать из новой институции действительно тот продукт, который будет востребован не только небольшой международной организацией МЦР, в который входит около 70 членов, но и всем 140 млн. населением Российской Федерации… Да, это может быть партнерство с общественной организацией, но весь фонд, который является не принадлежащим МЦР, должен перейти в государственную часть музейного фонда Российской Федерации. Это позиция достаточно четкая.  В остальном мы не собираемся вмешиваться в дела Международной организации, касающиеся изучения духовного наследия семьи Рерихов. Перед нами стоят другие задачи. Эти задачи имеют более академический характер, и эти задача направлены на удовлетворение тех потребностей большей части нашего населения Российской Федерации увидеть произведения действительно выдающегося художника, действительно интересного мыслителя, который интегрировал, соединял в своем творчестве наследие и русской культуры, и Востока, и Запада. И мне бы хотелось сказать, что данный музей будет… безусловно прекрасной площадкой для настоящей реальной пропаганды русского искусства. Идеи Рериха востребованы во всем мире, и их нужно только привести в надлежащее состояние. Мне кажется, что в настоящих момент мы как раз приближаемся к этому». Это весьма показательная фраза: не сознание нужно «привести в надлежащее состояние» (чему, собственно, посвящена вся Живая Этика), а с точностью до наоборот: из высокой идеи нужно сделать удобоваримый продукт. Занавеска, нарезанная из репродукции сокровенной картины Н.К.Рериха для брюссельской выставки, стала замечательным символом прохода в этот дивный мир, где низшее пытается низвести высшее и перекроить его по своему разумению.

Заместитель директора Музея-института семьи Рерихов (г. Санкт-Петербург) В.Мельников в своем выступлении произнес немало интересного, полностью подтвердив правоту народной поговорки «Коготок увяз [в нектаре] — птичке не быть». Он услужливо поблагодарил руководство за возможность участвовать в этом шоу и великое счастье быть бюджетным учреждением культуры, однако не стал уточнять, на какие именно мероприятия, проводимые в его Музее-институте, идут средства, выделяемые из госбюджета. Полагаем, что г-н министр и руководители ведущих музеев страны не в курсе, что делами в государственном учреждении культуры с некоторых пор заправляет группа израильских контактеров, устраивающая спиритические сеансы и распространяющая маловразумительные тексты под названием «Нектар жизни». Как оказалось, у В.Мельникова весьма своеобразное отношение к вопросам защиты великих имен. «Конечно, создается известная трудность некой маргинальной частью последователей семьи Рерихов. Мы это чувствуем. Мы много лет потратили на то, чтобы установить хорошие отношения с деятелями церкви. А та организация, которую здесь упомянули, наоборот, эти отношения разрывает». Напомним, что не МЦР издал определение Архиерейского собора 1994 г. и скандально известный двухтомник «Сатанизм для интеллигенции», в котором духовный чин поливал Елену Ивановну Рерих грязью и глумился над книгами Живой Этики и ее письмами; и не рериховское движение препятствовало проведению выставок в ряде российских городов. «Хватит вот этих книг «Защитим Наследие»! — возмутился докладчик. — Наверное, его нужно защитить от самих «защитителей». И лучшим, чем показать государственную позицию и выполнение основ законодательства по культуре, я не могу, наш музей не может себе представить».

Мы тоже не можем себе представить. Вот только не знаем, доживем ли мы до того счастливого дня, когда в нашей стране будут выполняться «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», Федеральный закон «Об общественных объединениях», а также Рекомендации ЮНЕСКО и Кодекс музейной этики ИКОМ… Когда исполнительная власть не будет противодействовать заявленной политике государства в сфере культуры. Пока все, что нам остается, это уповать на Высшие Законы и Наших Учителей. Которые по вопросам защиты высказывались четко и недвусмысленно.

«…Культурное строительство Нового Мира нуждается в смелых и твердых сознаниях, преданных великому Учению Живой Этики, готовых всегда встать на защиту своего вождя и Вел[икого] Уч[ителя], Стоящего за ним. Только таких Вел[икий] Уч[итель] может назвать своими воинами и приблизить к ученичеству» [4]. Это Елена Ивановна Рерих.

А это Учитель Илларион: «Первый закон оккультизма — это защита Учителя. Ученику, который может стоять молча и равнодушно, не делая усилий защитить своего Наставника, не следует далеко искать причину, почему дверь “Чертога Знания” оказалась закрытой. Но — увы! — значительная часть учеников Тайноведения в западном мире не только равнодушно слушают и с жадностью читают все грязные нападки на своих Учителей, но и трусливо отворачиваются, прячась в безопасных и укромных местах, когда стрелы насмешек и оскорблений вылетают из колчана нападающего. Они боятся, чтобы грязь, в которую падают эти стрелы, не попала на их одежды, которые они считают безупречно чистыми. Такие ученики явно не способны осознать ту истину, что искренняя, мужественная, преданная защита — братское усилие “всем миром” — как раз и выведет их собственный корабль жизни вместе со всеми товарищами на борту за пределы досягаемости этих стрел, за пределы грязи той бухты, в которую их занесло…» [5].

А это опять Елена Ивановна — на этот раз она комментирует реакцию русских эмигрантов на поток харбинской клеветы в адрес Н.К.Рериха: «… Неужели среди Ваших друзей и тех, кто приветствовал Н.К. при приезде его, нет никого, кто поднял бы голос на защиту национальной гордости и своего же достоинства? Ведь оставляя клевету без возражения на нее, мы как бы соглашаемся с нею. Но не велика честь укрыться под серым плащом непротивления. Лишь твердость убеждений и смелость вызывают уважение и приводят к успеху… Истинно, «лишь смелым Бог владеет». И потому я и все друзья и последователи наши ждем, кто и когда встанет на защиту светлого Имени и сумеет сильно и твердо дать отпор всему этому невежественному вредительству. <…> Неужели русские утеряли все свое достоинство и мужество? Но ведь если мужество утеряно, то все потеряно, ибо лишь мужество питает искру духа в нас. Без мужества нет и духовности. Недаром всюду во всех Учениях и в словах Христа в основу полагалось именно мужество. Не говорил ли Христос, что он принес Меч, именно Меч Духа, или Мужество. Разве Преподобный Сергий не воспитывал и не закалял русский дух в суровости и мужестве? Больно мне за нашу Родину, за наших сородичей, утративших в себе это божественное начало» [6].

Но, как оказалось, у В.Мельникова и о мужестве другие представления, ибо именно за мужество благодарит он министра культуры в конце своего выступления: «Мы считаем, что Министерство культуры России в этом деле проявляет определенное мужество, демонстрирует настоящий государственный подход и твердость. Мы готовы дальше сотрудничать».

Бывший президент МЦР А.П.Лосюков выразил удовлетворение происходящим, однако речь его была сбивчивой, видимо, от тяжести возложенной на себя непомерной ноши. Случались и досадные оговорки: «Ста… Святослав Николаевич», «Николай Вас… Константинович». Мы прекрасно помним, как еще совсем недавно он клялся защищать общественный Музей имени Н.К.Рериха до самого конца и возмущался чиновничьим произволом, возвращаясь с судебных заседаний. Вместо того чтобы честно признаться самому себе, что встающие перед ним задачи оказались ему не по плечу, и покинуть свой пост, он предпочел пойти по пути наименьшего сопротивления и «сдать» Музей государству. Показательно, что президент организации даже не посчитал нужным собрать коллектив и поинтересоваться у него, а как, собственно, сотрудники, проработавшие в стенах Музея не один год, относятся к его «инициативам» и «проектам». Ныне же чрезвычайный полномочный посол переквалифицировался в президенты так называемого Национального рериховского комитета, который, по его мнению, «гарантировал бы налаживание работы по изучению и популяризации Наследия» и должен «будет работать на принципах коллегиальности принятия решений, открытости, свободы и состязательности мнений». В конце концов, это его выбор: собрать команду из таких же непонятых и обиженных и заняться продажей воздуха, смущая тех, кто пока не разобрался, что единственным гарантом изучения Наследия являются собственные усилия, а Живая Этика — она не о «состязательности мнений», а о Знании. Все благородство души, а также представления о чести и достоинстве эти «просвещенные специалисты» продемонстрировали на Круглом столе в Общественной Палате РФ, состоявшемся через месяц после прощания с Л.В.Шапошниковой. Их нисколько не смутило, что сказанное ими явило разительный контраст с их же речами на презентациях книг, конференциях и других мероприятиях Музея.

«Давно пора навести порядок с Наследием великой семьи Рерихов, — призвал А.П.Лосюков. — Абсолютно необходимо прекратить постыдные разборки вокруг этого наследия. Оно не может принадлежать одной узкой группе людей, тем более тем, кто попирает законы РФ и Устав собственной организации». Быть может, эти слова г-на Лосюкова адресованы министру В.Р.Мединскому, отменившему все решения своего предшественника А.А.Авдеева, или его первому заместителю В.В.Аристархову, инициирующему бесконечные прокурорские проверки МЦР по ложным доносам, или содокладчикам, имеющим солидный опыт противостояния общественному музею и жаждущим заполучить его фонды? Или, быть может, он имеет в виду свои действия на посту президента МЦР? Нет, они адресованы нам, его бывшим коллегам, и представителям рериховского движения. Каким-то непостижимым образом мы были дисквалифицированы из специалистов-музейщиков и рериховедов в группу узурпаторов, получающих упоение от борьбы и манипулирующих непонятливыми рериховцами. Тем не менее А.П.Лосюков признает значительную роль энтузиастов в создании общественного музея и воссоздании усадьбы Лопухиных и любезно приглашает их поучаствовать в создании нового крупного музея Рериха, «поставив перед собой более высокую планку». Но это, так сказать, цветочки. Ягодки профессиональной дипломатии еще впереди: «Очень надеемся  на внимание и поддержку министерства культуры и других государственных организаций, в том числе правоохранительных органов, в наведении порядка в МЦР, а также обеспечении открытости доступа к Наследию и участию общественности в определении форм работы с ним».

Что это, если не чудовищный фарс и погребальная песнь отечественной Культуре, исполненная теми, кто по долгу службы являются ее хранителями и проводниками. Быть может, вся проблема и заключается в этом «по долгу службы», а не по зову сердца?

Мы спрашиваем людей, облеченных властью: неужели во всей необъятной России не найдется здания, в котором можно было бы разместить государственный музей Рерихов, заняться исследовательской и выставочной работой и «делать доступным творчество семьи Рерихов для широкого круга любителей восточного и русского искусства»? Чтобы хотя бы через пятьдесят с лишним лет выполнить, наконец, обещание, данное Ю.Н.Рериху, который еще в 1957 году привез в СССР более 400 картин своего отца именно для организации государственного музея.

Почему для этого нужно нарушать волю великого человека и оскорблять труд десятков тысяч людей, которые своими силами и средствами восстанавливали здание усадьбы Лопухиных, проводя свой отпуск и выходные на стройке, участвовали в культурных и научных мероприятиях МЦР и его общественного Музея на протяжении четвери века. Эти чудовищные действия, будучи воплощенными, принесут нашей стране несмываемый позор и только подкрепят уверенность ее недругов в том, что в России царит беззаконие, попираются права человека, а общественные инициативы пресекаются на корню.

Все выступавшие единодушно отметили, что МЦР мешает им изучать Наследие и работать с ним. Но если они видят голые стены вместо постоянной экспозиции Музея имени Н.К.Рериха, ни разу не открывали изданные МЦР за четверть века рериховские труды и не знают о его совместных проектах с другими культурными учреждениями, то неужели огосударствление Наследия сделает их зрячими и знающими?! Бывший президент МЦР, призывающий навести в его стенах порядок, не только не снизошел до знакомства с фондами общественного музея (которыми, судя по его выступлению, он же и владел в составе «узкой группы людей»), но даже не удосужился запомнить имена Рерихов. Представитель руководства МИСР, читающий книги Живой Этики не один год, с легкостью променял их на астральные откровения Котляра и позволил заезжим миссионерам управлять своей «вотчиной» и волей .

Цинизм этого спектакля заключается в том, что все всё понимают. И то, что МЦР владеет Наследием на законных основаниях. И то, что картины из общественного Музея давно включены в состав негосударственной части Музейного фонда Российской Федерации. И что вывоз за пределы страны предметов культурного наследия производится только на основании специальных разрешений Министерства культуры, которые МЦР неоднократно получал, оформляя к вывозу за рубеж и возвращению в Россию выставки. И саму абсурдность ситуации, когда к «сотрудничеству» склоняют силовыми методами. И заповеди «не укради» и «не лжесвидетельствуй» статисты и режиссеры тоже слышали — образованные люди как-никак, с учеными степенями, да и с церковью отношения наладили.

Просто у них, как бы это сказать, своя правда. Кто сильнее, тот и прав — вот их правда. И еще одна, соответствующая духу времени — падающего толкни. Падающего, по их мнению. Авторитет Людмилы Васильевны и ее несломимая сила духа были сдерживающим фактором. Теперь же руки развязаны, и демонстрируются не только волчьи аппетиты, но и позорное пресмыкание перед власть имущими, низость души и разложение духа. Двадцать шесть лет Л.В.Шапошникова успешно противостояла натиску «прихватизаторов» только потому, что неуклонно следовала Указаниям С.Н.Рериха. Будем следовать им и мы, отстаивая наш Град Светлый, созданный этими Великими Духами.

Татьяна Книжник

20—23 февраля 2016 г.

Источник: сайт "Сохраним Музей Рериха"

_______________

[1] Письмо Н.К.Рериха З.Г.Лихтман, Ф.Грант, К.Кэмпбелл и М.Лихтману // ОР МЦР. Ф. 1. Оп. 1–1. Д. 62.

[2] http://mkrf.ru/culture-workers/proff-jetika/detail.php?ID=286800

[3] Рерих С.Н. Медлить нельзя! // Советская культура. 1989. 29 июля.

[4] Письмо Е.И.Рерих А.М.Асееву от 6 июля 1935 г. //Рерих Е.И. Письма. Т. III. М.: МЦР, 2001. С. 387.

[5] Учение Храма. Наставление 32.

[6] Письмо Е.И.Рерих В.К.Рериху от 30 марта 1935 г. //Рерих Е.И. Письма. Т. III. М.: МЦР, 2001. С. 160.