И. Рудзите  Портрет Юрия Рериха

П.Ф. Беликов

Светлой памяти

Юрия Николаевича

Рериха

 

Среди многих сеятелей Он знал, что Поле и Познающий Поле – Едины. И Его посев был шире широкого. Нивы, орошенные благодатным дождем, и нивы, напоенные кровью мужества, Он считал одинаково готовыми. Когда мы искали большое или малое и мерили своей мерой, Он различал достойное от недостойного и всюду находил человеческое достоинство.

Счастливы были те, кому пришлось присутствовать при посеве зерен Знания. Пахарь и сеятель привлекал к себе радостью творческого труда. К Полю, избранному Им для посева, потянулись труженики. Беспредельность замыслов открывала каждому возможность стать не только ближайшим, но и незаменимым Его помощником. Зерен хватало на всех, и каждый мечтал быть первым при сборе урожая.

Но, среди многих сеятелей, Он знал, что человек посеявший, не тот самый, который жнет. Когда мы думали о плодах, Он отдавал себя Делу, и Его доля всегда превышала все наши, вместе взятые.

Мы не заметили, как Он совершил положенное, и стоим теперь, пораженные внезапно опустевшим Полем. Наше сердце сжимается, и безбрежность поднятой целины пугает нас уходящей за горизонт чернотою. У этой безбрежности – все мы, незаменимые помощники. Утрата полностью встанет перед глазами только тогда, когда в Поле зазвенит песня жнецов. Но тогда уже не будет места для горечи слез. Если посеявший – не тот самый, который жнет, то ведь он и не другой. Кто знал, что Поле и Познающий Поле- Едины, тот уже и сеятель и жнец.

От нас, кому Он оставил уход за посевами, зависит оказаться или не оказаться рядом с ним при жатве.

Май, 1960.

«Рериховский вестник», выпуск 5, 1992

Цит. по «Непрерывное восхождение» т. 1,  стр. 243. МЦР, Мастер-Банк, М. 2001

На страницу "О Рерихах"

На Главную