Обложка

Баженова Н.А.,

научный сотрудник Центра по изучению народного прикладного искусства Казахстана Государственного музея искусств имени Абылхана Кастеева, г.Алматы, Казахстан.

 

Символика Триединства

в народном прикладном

искусстве казахов

и некоторых других народов

Азии

 

…теперь появился новый предмет изучения и любования. 
Подходит среднеазиатское искусство. 

Н.К. Рерих. Алтай-Гималаи 

Интерес современных исследователей к культуре и истории Азии действительно не случаен. Эта нива хранит в себе еще много загадок и таинств, право на раскрытие которых принадлежит будущему. С удивительной прозорливостью об этом писал в первой половине 20 века выдающийся деятель культуры Н.К.Рерих: «В пламенной фантастике, в величавости тонкой формы, в напряжённой сложной гамме тонов явлено совершенно особое яркое творчество. Своим спокойным выражением это искусство отвечает тайне колыбели человечества. Образует собою Азию, к которой вовремя направлены вопросы и поиски. Только бы постучаться в дверь этой красоты без угроз, без оружия, без грабежа. С полною готовностью собрать жемчуг глубочайших, анонимных достижений. И без внешне научного лицемерия, и без подкупного предательства». [1, с. 49]. 

К одной из таких «тайн колыбели человечества» следует отнести Символику Триединства, широко воспроизводимую в разнообразных творческих интерпретациях в народном прикладном искусстве Азии. 

О древности этого символа, принадлежности к ведущим философским системам, мировым религиям,  многим народам и племенам в своих эссе и очерках не один раз писал Н.К.Рерих, подчёркивая его исторический, универсальный и объединительный характер. При этом повсюду знак употреблялся не просто в виде орнаментального украшения, но с особым значением. [2, с. 206-207] 

Именно Н.К.Рерих дал этому древнему символу новую жизнь, предложив его в качестве отличительного знака объектов и дел культуры как «Знамя Мира» в Международном Договоре о защите художественных и научных учреждений, исторических памятников, миссий и коллекций, известного как Пакт Рериха  [3, с. 7-10] 

Развёрнутый анализ истории использования и внутреннего смысла символики Триединства с опорой на работы Н.К.Рериха был проведён Кальжановой Г.И., которая определила его как «священный знак, соединяющий Миры, Времена и Народы» [4, с. 227-238]. 

Этой же теме были посвящены некоторые доклады на международной общественно-научной конференции, посвящённой 60-летию Пакта Рериха, которая проходила в Москве в 1995 году. Например, А. Родригес (Мексика) отметила, что «символ Знамени Мира является одним из важнейших символов и обладает глубинным внутренним и внешним значением» [5, с. 87]. 

Молчанова К.А. (Эстония) этот символ назвала «сокровенным иероглифом о сущности Мироздания», смысл которого человечеству раскрывается постепенно [5, с. 91]. 

Таким образом, использование символа Триединства в народном прикладном искусстве не случайно. Народное творчество является отражением  веками формировавшегося представления о мироздании, понимания сложности и неоднозначности бытия, стремления  зафиксировать символами эти знания. Символы, в свою очередь, используемые в орнаментах, украшениях предметов обихода,  были призваны напоминать в повседневной жизни о важных духовных истинах, создавая линию преемственности от древнейших знаний предков к последующим поколениям. Многое в веках было забыто, утеряно, трансформировано поздними наслоениями и потребностями жизни. Первоначальный смысл  символов часто менялся на более упрощённые трактовки, но всегда   сохранялась их изначальная охранительная и  защитная основа.   

*** 

Народное прикладное искусство  Азии  пронизано символом Триединства в разнообразных интерпретациях.  Этот символ широко используется и в казахском народном творчестве, имеющем древнюю историю, сложившиеся формы и приемы, обусловленные укладом жизни и взаимодействием с другими народами и окружающим миром. Народ владел многими ремёслами, бережно неся сквозь века свое неповторимое богатство – предметы рукотворчества, отмеченные особым отношением к ним мастера, состоянием, именуемым современными культурологами  «таинством  единения души и материи». Как правило, эти предметы имели двойное назначение –  бытовое и сакральное. И даже повседневные вещи, используемые в ежедневном быту, украшались орнаментами,    имеющими сокровенный смысл. 

Орнамент. Является основой  казахского народного творчества, «помнящий» тот период прошлого, когда люди не отделяли себя от природы и космоса, воспринимали  мир целостно. Космогония гармонично входила в жизнь кочевника. Каждая планета имела свое имя и «черты характера» как и воздействие на человека. Героями  множеств легенд и сказаний были созвездия и планеты, от которых по преданиям происходили люди. Основные жизненные циклы связывались с расположением планет. Люди свободно ориентировались по звездам, определяли время по солнцу и отражали воспринимаемый мир в своем творчестве.  Человек пытался создать вокруг себя подобие макровселенной, ощущая себя  ее частью и перенося стройную систему макрокосмоса  в своё жилище, в конструкцию юрты, в её оформление, в предметы одежды и быта.   

Рисунок орнамента имеет в основе зооморфный, растительный, предметный или космогонический характер.  Космогонический тип орнаментов отражал знания, которые зачастую невозможно было облечь в словесные или письменные формы и содержал концентрированную мощь определённого понятия. А люди, готовые понять его сокровенный смысл, черпали драгоценную информацию из его причудливых завитков. 

*** 

Символика Триединства в орнаментике казахских изделий  распространена повсеместно. Она встречается практически во всех видах казахского народного прикладного искусства. Однако искусствоведы не выделяют этот символ из общего контекста. В разных изделиях этот знак по разному трансформируется. Фантазия мастера наделяла его различными очертаниями, благодаря чему получалось множество вариантов прорисовки символа. 

 1

Рис. №1

2 

Рис. №2

Среди растительных изображений наиболее известен трилистник. (рис. № 1) Редко выступая в композиции самостоятельно, он гармонично сочетается с другими орнаментальными элементами. Условная трактовка трилистника, превращала это изображение в цветок и лист, в плоды и ветвь.

Символ Триединства в форме трилистника, кроме других интерпретаций,  выражает идею древних кочевых народов о трехчастной структуре Мироздания, что в свою очередь подводит к идее Мирового Древа вмещающего в себе три состояния бытия.  Крона - верхняя часть древа символизирует Небо, Мир Высший. Ствол, середина - мир земной, жизнь человека. Корни -  мир подземный, мир предков. На вершине древа сидит птица, Вестница Высшего Мира, символ

духа и свободы. Если рассматривать символ мирового древа с позиции прошлого настоящего и будущего, то будущее - соответственно крона, имеющая в изобилии ветви, листья, цветы и плоды как источник неисчерпаемых возможностей, исходящих от Вечного Неба. Эту тему в традициях ковроткачества рассматривают казахстанские искусствоведы Касенова К. и Шкляева С. Татаева А.Е. и другие. По их мнению, «Образ Мирового Древа связан с идеей и мечтой человечества о вечной жизни». [6, с. 236] 

Кроме того, цветущее дерево – символ возрождения, весны, плодородия, продолжения рода; напоминание о ритмическом движении жизни, в которой все подчинено незыблемым законам Мироздания.

В композициях крепежных лент ак баскур, предназначенных для стягивания каркаса юрты, конструкция которой призвана напоминать её обитателям о Вечном Небе, часто используется символическое изображение древа в зеркальном отражении, символизируя понятие  «как внизу, так и наверху». Древо имеет по три ветки с каждой стороны, и каждая ветвь украшена цветами в виде трезубца. (рис. № 2)   Кальжанова Г.И., в упоминаемой нами выше статье, рассматривает символику Трезубца и определяет её как символ огня, как триединство тела, души и духа, как три языка пламени, вырвавшиеся и застывшие на доли секунды в гармоническом равновесии между землею и небом. [4, с. 236]

В целом орнамент наполнен движением и визуально напоминает языки пламени. Возможно потому, что огонь в жизни народов Азиатского региона, имел значение, намного выходящее за рамки потребительского обихода. 

Некоторые верования кочевников о сакральной силе огня сохранились до наших дней. Например обряд аластау, где  огонь выполняет роль очистителя пространства жилища. Его наделяли также целительными свойствами. Хранительницей огня в домашнем очаге всегда была женщина.   

3 

Рис. № 3

4

 

 

 

Рис. № 4 

 5

 

Рис. № 5

Символ Триединства прочитывается и в зооморфных мотивах. Например, в орнаменте кошкар муйиз (бараний рог), который является своеобразной визитной карточкой казахского орнаментального искусства. (рис. № 3) По форме он  ассоциируется с лилией, геральдическим символом, широко распространённым в Европе. В другом зооморфном мотиве  кус ізі (след птицы) – этот символ выражается в виде трех выступов и одного основания.

Имеется Символ Триединства и в солярно-астральных мотивах. По К.К. Муратаеву в 2-х вариантах. Первый вариант - в виде трех кругов, соединенных между собой каплевидными фигурами. Второй вариант представляет собой многослойную ленту, образующую три округлости со спирально закрученными центрами.   (рис. № 4) [7, с. 131].

К одному из древнейших видов народного прикладного искусства можно отнести изготовление войлока и различных изделий из него. Символ Триединства в войлочных коврах текеметах и сырмаках встречается как в растительной, так и зооморфной интерпретациях. (рис. №.  5, 6)  Наиболее распространенной является композиция, состоящая из крестовины с отходящими в стороны орнаментом  кошкар муйиз. (рис. № 7) Подобный, но несколько усложненный орнамент, мы видим на картине Н.К. Рериха «Мадонна Орифламма». Фигура женщины восседает на фоне полотна, красно-коричневого цвета, напоминающего фрагмент ковра. Композиция полотна состоит из четырех крупных сегментов. Каждый сегмент представляет собой двухслойную крестовидную фигуру, концы которой увенчаны трилистником. (рис. № 8) Аналогичный орнамент характерен и для украшения мебели, тканых произведений и других предметов прикладного искусства казахов.

Ткачество также является  достаточно древним видом искусства. Занимались ткачеством, практически, все народы Азии, России, Кавказа, Поволжья и Сибири. Большинство техник ткачества, используемых в казахских тканых изделиях, характерны для многих народов вышеперечисленных регионов. Прослеживается сходство и в орнаментике. В декоре тканых произведений нередко встречается и Символика Триединства. 

6 

Рис. № 6

7

 Рис. № 7

8 

Рис. № 8

8-1

Рис. № 8 (фрагмент) 

 Казахский ворсовый ковер, находящийся в коллекции Государственного музея искусств имени Абылхана  Кастеева (ГМИ им. А.Кастеева) украшен восьмиугольными медальонами, центральная часть которых образована ромбом. С каждой стороны ромба отходит по три стебелька с навершием в виде трилистника. В другом образце изображение трилистника сочетается со звездами. (рис. № 9)

В третьем - те же восьмиугольные медальоны, но центр образован квадратом. Трилистники на ножке соединены между собой у основания, образуя перекрестие. По краям расположены звезды. Аналогичный орнамент можно встретить и в композициях ворсовых крепежных лент кызыл баскур. (рис. № 10)  

 9

Рис. № 9

 9-1

 

Рис. № 9 (фрагмент)

10 

Рис. № 10

10-1 

Рис. № 10 (фрагмент)

Трилистник в виде цветка с заостренными кончиками, нередко применяется в безворсовых коврах алаша сшитых из полос ак баскура, составляя с другими мотивами сложные орнаментальные композиции. (рис. № 11)

Множество изделий, необходимых в быту, таких как настенные ковры тускиизы, покрывала, занавески, скатерти и многое другое, казашки украшали изящной вышивкой, которая чаще всего декорировались растительными формами, символизирующими изобилие и плодородие. Трилистник в вышивках нередко выступает одним из ведущих мотивов композиции.

Казахские мастера также щедро украшали предметы конного снаряжения, особенно седла. В ход шло серебро, полудрагоценные камни, цветная эмаль, резная кость. Богато декорировались дугообразные луки седел. Именно здесь чаще всего встречается Символика Триединства. (рис. № 13) Но нередко и весь декор седла составлен из множеств элементов состоящих из трех кругов.

 11

Рис. № 11

 13

 

 

 

Рис. № 13

Многие предметы, используемые в быту, имели не просто функциональное  значение или служили украшением интерьера юрты, но несли главным образом сакральный смысл. Например, тускииз - настенный вышитый ковер, являющийся  обязательной составной частью приданого невесты. Он имел благопожелательные и охранительные свойства, символизировал здоровье и плодородие. В его орнаментике использовались исключительно растительные мотивы, в том числе и с Символикой Триединства. Вышивая изделие, будущая невеста и ее мать, насыщали его соответствующими мыслями о благе. В результате получался своеобразный оберег. Народ чувствовал силу предметов, сделанных с определенными мыслями, и верил в их действие.

То же можно сказать о ювелирных изделиях поражающих видовым разнообразием, разнообразием  форм и используемых материалов. Остановимся на этом прекрасном виде казахского прикладного искусства подробнее.

Трудно переоценить значение предметов ювелирного искусства в жизни народа. Ведь их «миссия» не заканчивалась  только украшением облика человека. Форма каждого украшения, используемый орнамент, его расположение, каждый завиток  орнамента являли собой особое по значению предназначение предмета. К украшениям такого рода относятся амулеты тумары, бойтумары, подвески алка, укиаяк, броши тана и некоторые другие. Они создавались уже с мыслью о том, чтобы оберегать человека от недобрых воздействий. Зачастую эти изделия имели полость, в которую помещали слова молитвы или клочок шерсти овцы – тотемного животного многих народов ведших кочевой образ жизни. В ГМИ им. Кастеева имеется большая коллекция предметов ювелирного искусства казахов [8]

Символ Триединства, используемый в качестве декора в ювелирных изделиях, встречается очень часто, причем  как самостоятельный орнамент, так и в общем композиционном строе. (рис. № 14-19)

Казахские ювелирные украшения состоят из головных, нагрудных, наручных и поясных. Как правило, украшались виски, лобная часть лица, грудь, запястья, солнечное сплетение и спина. Украшения были повседневные и празднично-обрядовые.

Из всех металлов казахи предпочитали серебро, справедливо наделяя его целебными и благотворными качествами. Изделия из него имели определённое значение не только в повседневной жизни, но и в погребальных обрядах, выражая знаковую, религиозно-магическую и эстетическую направленность.

Наиболее богатый ювелирный набор был характерен для юных девушек. Но самым полным можно считать свадебный набор украшений невесты. У женщин солидного возраста комплект ювелирных украшений становился скромнее.

Через призму ювелирного искусства можно просмотреть особое отношение к женщине, ведь именно для неё изготавливалась большая часть ювелирных украшений, которые сопровождали женщину всю её жизнь, начиная с раннего детства. 

 14

Рис. № 14

15

Рис. № 15 

 16

Рис. № 16

 17

Рис. № 17

18 

Рис. № 18

 19

Рис. № 19

 Каркас юрты, мебель, посуда, некоторые предметы быта изготавливались из дерева и обильно украшались резьбой и инкрустацией. Например, в декоре мебели казахские мастера агаш уста часто использовали Символ Триединства в виде орнамента кошкар мюйиз и трилистника. Лицевые части сундуков, кроватей, шкафов, мастера также расписывали разноцветными красками, что очень сочеталось с предметами ткачества, войлока и вышивки наполняющими пространство юрты. (рис. № 20)

Из дерева вырезали и музыкальные инструменты, щедро декорируемые традиционными орнаментами.  Современному молодому художнику по дереву Алхарову Онгарбеку удалось воссоздать исторически точную копию старинного кобыза по нескольким кадрам из кинохроники 1924 года. [9].  Инструмент  отличался   необычной и редкой формой. Его навершие было изготовлено в виде большого круга с тремя малыми кругами внутри, выполненными из зеркал.  (рис. № 21) Зеркало в шаманизме символизировало параллельные миры. Нередко в лоно кобыза, в качестве отражателя негативных сил, помещали отполированную металлическую пластину или зеркало. Считалось, что баксы, играя на кобызе путешествовал по разным мирам, а сам инструмент ассоциировался с лебедем и конем, с помощью которых он и совершал это путешествие. Также считалось, что звуки кобыза излечивают недуги. Предание гласит, что его создателем был  Коркыт ата, который предположительно жил  в IХ в., силою воли изменивший свою судьбу и на многие лета продливший свою жизнь благодаря завораживающим звукам кобыза.  

 20

 

 

Рис. № 20

21 

Рис. № 21

 Многие изделия других народов Азии также содержат Символику Триединства. Например, узбекские серебряные кольца. Судя по крупным размерам и конусообразной форме, украшения использовались в ритуальных целях. Благородный блеск серебра на фоне чернения гармонично сочетался с яркими оттенками бирюзы и кораллов.  (рис. № 22)

Для народного прикладного искусства кыргызов характерен орнамент кошкар мюйыз, о котором шла речь выше. Но в тоже время, кыргызские мастерицы в композициях ворсовых ковров используют Символику триединства и в виде трилистника. Причем, как для декора центрального поля (рис. № 23), так и в украшении бордюрной части. (рис. № 24)

У одной  из туркменских народностей – салоров, в орнаменте ковров, имеющих венчикообразные очертания и называемых гули-гёль, узор имеет вид трилистника, распределенного по четырем внутренним частям основного медальона (рис. № 25) [2, с. 226]. Другой орнамент этого же народа в виде треугольной арки с внутренним геометрическим мотивом также имеет вышеназванный символ.

Каракалпакский растительный орнамент, используемый в тканых изделиях, выполнен в виде трех крупных цветов с дополнительными ветками, листьями и цветами.  (рис. № 26)  Встречается Трилистник и в древней архитектуре. Что подтверждает резная гипсовая декорация IX  века  в мавзолее Хаким-аль-Термези, находящегося в древнем Термезе. (рис. № 27) 

 22

Рис. № 22

23

 

Рис. № 23 

 24

24-1

Рис. № 24

26

 

Рис. № 26 

 25

Рис. № 25

 27

 

 

 

Рис. № 27

«Ушак Кинтамани» – так называется вид ковра из города Ушака в Турции с необычным декором, который выделяется на фоне других орнаментов данного региона. Наиболее известные образцы ковров периода Османской империи были выполнены именно в придворных мастерских Ушака и очень ценились в Европе. [10, с. 166]. 

Орнаментальный сюжет «Ушак Кинтамани» носит загадочный сакральный характер. Для этих  ковров характерен сдержанный узор, представляющий собой раппортную композицию, состоящую из постамента в виде двух параллельных, волнообразных горизонтальных линий. Чуть выше постамента располагается Символ Триединства в виде трех кругов,   иногда они сопровождаются ожерельем облаков небольших размеров. Этот узор с монотонной настойчивостью повторяется по всему полю ковра. Абсолютная оригинальность этого мотива, скорее всего, объясняется скрытым символическим смыслом. (рис. № 28)  [10, с. 144].

28

Рис. № 28

 Слово «Кинтамани» созвучно слову «Чинтамани»  - атрибуту буддийской символики, означающему «драгоценность», «Сокровище мира». Н.К. Рерих  использует тему Чинтамани в некоторых сюжетах своих картин, например в широко известных «Конь счастья» и «Святые камни». Кальжанова Г.И. приводит многомерные смыслы этого термина, в том числе и как «славное одеяние души, которая, объединившись с материей, формирует человека». [4, с. 234] 

Атрибут буддийской символики, вошедший в основу орнамента ковра из Ушака  является ярчайшим примером преемственности культур кочевых племён и народов, общности их философии мироустройства, символов почитания, отображаемых в традициях народного прикладного искусства, посредством которого сохранялись и передавались последующим поколениям духовные сокровища Азии.

Представленный материал обозревает лишь малую часть предметов народного прикладного творчества казахов и других народов Азии, использующих  Символ Триединства. Но даже эти сведения подтверждают его общемировой, общечеловеческий смысл, объединяющий народы и нации планеты в одну большую семью, идущую к единой цели, имя которой –  Совершенствование человека. 

 Литература: 

  1. Николай Рерих. Алтай-Гималаи. Путевой дневник // Рига. «Виеда». 1992
  2. Николай Рерих. Листы дневника. Очерк «Знамя Мира» Т. 2 (1936-1941) //МЦР. Фирма БИССАН-ОАЗИС. МАСТЕР-БАНК. Москва. 1995.
  3. Пётр Баренбойм, Александр Захаров. Пакт Рериха в XXI веке. К семидесятилетию подписания. //Москва. Летний сад. 2010
  4. Кальжанова Г.И. Символизм в творчестве Н.К.Рериха-художника. Альманах «Утренняя звезда». № 2-3. //Москва. МЦР. Мастер-Банк. 1997. С. 227-238
  5. Материалы международной общественно-научной конференции, посвящённой 60-летию Пакта Рериха. 1995. Серия «Рериховская научно-популярная библиотека» //Москва. МЦР. Мастер-Банк. 1996.
  6. Касенова К., Шкляева С. Учимся ткать ковры и гобелены. Пособие для ремесленников // Алматы. Шебер. 2009.
  7. История искусств Казахстана. Учебник. //Алматы.         Изд. «Маркет». 2006. – 248  с., илл 32 с. цв. Вклейка.
  8. Ювелирное искусство Казахстана ХIХ – ХХ вв. Каталог // Алматы. 2008 г. ГМИ им.А. Кастеева.  
  9. Республиканский Государственный архив. Кзыл-орда 1924 г. Предоставил Алхоров О. Е.
  10. Ковры. Справочник. Сост. Мехди Зариф //Москва. АСТ Астрель. 2006. 

Статья опубликована в сборнике  "Вехи истории культуры: от эпического миропонимания к космическому мышлению" Материалы Международной общественно-научной конференции. Бишкек - Москва - 2011, а также в сборнике "Ю.Н. Рерих. 110 лет со дня рождения",  материалы научно-общественных чтений, Алматы, 2013