Н.К Рерих Свет побеждает тьму

 Б. Ю. Соколова, канд. культурологии,    
В. Г. Соколов, канд. философских наук, культуролог, (г. Москва)

 

Рецензия

на статью К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова

«Образ Наталии Рокотовой как ключ

к пониманию творческого метода

Елены Ивановны Рерих»

(журнал «Наследие веков». – № 2. – 2019) 

На страницах электронного научного журнала Южного филиала Института Наследия «Наследие веков» (№ 2, 2019 г.) была размещена статья К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова «Образ Наталии Рокотовой как ключ к пониманию творческого метода Елены Ивановны Рерих». Поскольку журнал значится как научный, следовательно, публикуемые в нём материалы редакцией данного издания признаны соответствующими. Однако при внимательном взгляде на разбираемый здесь материал не может не возникнуть правомерного вопроса о критериях его отбора к публикации.

Согласно общепризнанным нормам любая научная статья начинается с аннотации, которая должна быть написана по определённым правилам и содержать информацию о проведённом исследовании. Априори аннотация должна коррелироваться с текстом статьи. Если говорить об аннотации рассматриваемого здесь материала, то она, во-первых, не соотносится с основным текстом, что совершенно недопустимо, и, во-вторых, в целом является несостоятельной, даже, с позволения сказать, нелепой. В частности, она начинается с того, что в работе «ставится под сомнение фактологическая основа синкретического религиозно-философского учения “Агни-Йога” (“Живая Этика”), созданного в первой половине XX в. Еленой Ивановной и Николаем Константиновичем Рерихами» [1, с. 68]. Авторами в аннотации также было заявлено обустановлении ими того, что «учение Агни-Йога» является «литературной переработкой религиозных текстов и широко известных исторических фактов» [1, с. 69]. Недопустимость и нелепость таких высказываний состоит в том, что их авторы не посчитали необходимым провести даже краткий анализ самой философии Живой Этики. Факты указывают на то, что эти авторы не знакомы с данной философской системой; между тем, Живая Этика, согласно аннотации, является предметом исследования в их статье. Как следствие, остаются совершенно непонятными истоки, так сказать, штампа религиозности, необоснованно приписываемой данной философии. Если же такие истоки существуют, то они находятся за пределами поля научного подхода и самого принципа честности. Очевидно, что при полном отсутствии анализа книг Живой Этики (а это ясно следует из рецензируемого текста), невозможно сделать вывод о том, что она является якобы «литературной переработкой религиозных текстов и широко известных исторических фактов», и уж тем более невозможно усомниться в её «фактологической основе».

Как это ни удивительно, но К. Е. Рыбак и Ю. С. Избачков лишь ограничились крайне опосредованным проведением параллели между жизненными обстоятельствами предполагаемого ими прототипа одного из псевдонимов Е. И. Рерих и трудом жизни этого учёного и философа — Живой Этикой. То есть, предполагаемые нестыковки в описанных Еленой Ивановной Рерих жизненных обстоятельствах прототипа своего псевдонима — Натальи Рокотовой и её сына Ивана Рокотова К. Е. Рыбак и Ю. С. Избачков безосновательно экстраполировали на тексты Живой Этики. Такой, с позволения сказать, метод не только лишён всякой логики, но является попросту антинаучным.

Напротив же то, что действительно имеет отношение к этой философской системе, абсолютно (и закономерно) не рассматривается в работе К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова. В частности, то, что философия Живой Этики посвящена вопросам космической эволюции, её законам, а в этом широком контексте — пути духовного совершенствования человечества, с чем в свою очередь тесно связана эволюция самой планеты, неотъемлемая от тех же законов Мироздания. Красной нитью в Живой Этике проходит проблема сохранения и развития культуры в её самом высоком понимании, проблема необходимости синтетического единства с культурой удалившейся от неё цивилизации; в ней рассматриваются многие общефилософские проблемы, в частности, духа и материи, сознания и бытия, творчества и самосовершенствования человека, многие вопросы космологии, а также содержатся важные методологические положения, позволяющие осмыслить сложную космическую реальность и пути развития нового научного мышления в целом. «…Место Живой Этики в пространстве современной философской мысли особое, — отмечала Л. В. Шапошникова, крупнейший учёный и ведущий исследователь данной философской системы. —  Её нельзя подгонять под старые традиционные мерки и укладывать в прокрустово ложе устаревших представлений. Ибо философия Живой Этики знаменует собой новое мышление, новую философию, новую систему познания. Непредвзятое её введение в научный оборот поможет снять те кризисные противоречия, которые возникли между традиционной философской мыслью и последними открытиями и нахождениями современной науки. Уже замечено, что философия Живой Этики, широко охватывающая все энергетические явления Космоса, с большим успехом и большей научностью, нежели старые философские системы, может объяснить онтологический смысл происходящих эволюционных процессов. Живая Этика и её новая система познания дают нам возможность пересмотреть важнейшие эволюционные и творческие процессы на нашей планете и более глубоко и многосторонне определить их причинную суть» [2, с. 164].

Излишне говорить и о том, что за рамками работы К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова осталась такая важная характерная особенность Живой Этики, как новая система познания, синтезирующая в себе такие способы познания, как эмпирическая наука и метанаука. Метанаучный способ — это постижение окружающей действительности через внутреннее, духовное, пространство человеческого микрокосма посредством интуиции, озарений и т. д., что составляло немалую часть познавательного опыта, например, выдающихся учёных разных эпох, в том числе и современной. В частности, над такой новой системой познания (независимо от Живой Этики) работал крупнейший учёный — В. И. Вернадский, который обоснованно уравнивал в правах эмпирическое научное и метанаучное знание. Примеров этому из его трудов можно было бы привести немало, однако это выходит за рамки настоящей Рецензии. Отметим лишь, что необыкновенная сложность самого времени, в котором выпало трудиться этому большому учёному, сильно довлела над ним, его свободой как незаурядного исследователя, что в свою очередь значительно мешало завершению его работы над обоснованием новой системы познания. Поэтому до сих пор наследие В. И. Вернадского как философа в достаточной мере ещё не разработано, иными словами, отзвуки того идеологически сложного прошлого существуют и в наши дни. На этом фоне, пользуясь кочующими в информационном пространстве неверными формулировками, неадекватной терминологией, общим спадом уровня образованности в наши дни, и выходят в свет недобросовестные публикации, подобные той, которая здесь рассматривается. Понятно, что авторам этой публикации не резон углубляться в познание истинных характерных особенностей Живой Этики, так как это повлечёт за собой признание того факта, что многое в трудах современников Е. И. Рерих — представителей нового космического мышления, или космизма, таких, как К. Э. Циолковский, В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский и др., — созвучно этой философской системе. Это явно идёт вразрез с полностью необоснованным суждением  К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова о некоем отношении книг Живой Этики к религии.

Нелишне будет заметить, что Живая Этика — это часть мировой культуры, часть современного научного знания, без глубокого постижения которых понять данную философскую систему невозможно. Это имеет прямое отношение к авторам рассматриваемой работы и позволяет сделать вывод об их некомпетентности в плане общекультурных вопросов.

Можно привести пример неграмотности упомянутых авторов даже в области общеизвестных исторических фактов. Так, они пишут: «…Показательна реакция наиболее рьяных рериховцев на пожар в Соборе Парижской Богоматери в апреле 2019 г. Апеллируя к тому факту, что именно в нём в своё время проходил суд над Жанной д’Арк, некоторые из них усматривают в случившемся угрожающий сигнал “космических сил” человечеству» [1, с. 70]. Сложно сказать, откуда К. Е. Рыбак и Ю. С. Избачков взяли эту странную сентенцию, так как ссылки по своему обыкновению они не приводят, но, судя по контексту, они вполне согласны (поскольку не оспаривают) с тем, что инквизиционный суд над Жанной д’Арк проходил в Соборе Парижской Богоматери. В действительности же, он состоялся совершенно в ином месте — в Руанском соборе. А в Нотр-Дам де Пари четверть века спустя, в 1456 году, состоялось прямо противоположное действо — реабилитационный процесс, который полностью оправдал Орлеанскую Деву.

Есть и совершенно незначительные моменты, которые К. Е. Рыбак и Ю. С. Избачков в обоснование своей позиции пытаются выставить за нечто значимое. Например, в подтверждение своих слов о якобы допускаемых Еленой Ивановной неточностях в описании некоторых жизненных обстоятельств Рокотовых, эти авторы приводят цитату из книги Е. И. Рерих «У порога Нового Мира», указывая на неточность в дате начала Балканской войны (Елена Ивановна пишет о 1911 годе, а первая Балканская война началась в 1912 г., вторая — в 1913 г.). Во-первых, авторы снова не указывают страницу источника, что затрудняет поиск оригинала цитаты, во-вторых, в оригинале в продолжение цитированного фрагмента на с. 64, в следующем абзаце есть уточнение года описанного события — 1913 г., это год второй Балканской войны. Но авторы статьи проигнорировали это уточнение Е. И. Рерих. Но главное же здесь другое: подобные незначительные неточности (ещё раз заметим, что далее Елена Ивановна всё же названную дату уточнила) не могут в принципе представлять собой серьёзного доказательства позиции К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова.

Здесь необходимо отметить, что авторами настоящей рецензии в ноябре 2018 г. было осуществлено подробное Научное заключение в отношении предыдущей совместной статьи Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака «Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е. И. Рерих», опубликованной в «Культурологическом журнале» [3]. В частности, были сделаны выводы о том, что статья написана людьми, не разбирающимися в элементарных вопросах, связанных с наследием семьи Рерихов и с такой важной составляющей этого наследия, как философия Живой Этики. Предыдущая статья Ю. С. Избачкова и К. Е. Рыбака отличалась отсутствием серьезной аргументации и необходимых ссылок, а также логики и смысловых связок, не отвечала основным критериям научного текста, содержала информацию, не соответствующую действительности, выдавала низкий уровень грамотности авторов.

Изучив новую статью К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова, можно сделать вывод о том, что эти авторы как игнорировали основные принципы написания научных работ в предыдущей статье, так и продолжили это делать в разбираемом здесь материале. Например, они не изменили своей традиции не ставить ссылки, в частности, в тех местах, где таковые совершенно необходимы. Аналогично предыдущей статье аннотация новой, как уже отмечалось, фактически не отражает содержания основного текста. Кроме того, ряд нелепостей, ошибок и подмен перекочевал из предыдущей статьи в рассматриваемую. Так, ранее авторами настоящей рецензии уже была подробно проанализирована несостоятельность определения, которое дали Ю. С. Избачков и К. Е. Рыбак Живой Этике в своей предыдущей статье, однако они практически повторили его в новой работе. Живая Этика определяется ими в качестве некоего «эклектического религиозного учения, являющегося разновидностью течения “New Age” (“Новая эра”, “Новый век”)» [1, с. 69], что, исходя из вышеизложенного, не соответствует действительности и является подменой, манипуляцией понятиями.

Кроме того, в Научном заключении на предыдущую статью мы уже отмечали, что термин «воровство богов», который в новой статье авторы позиционируют как явление, часто наблюдаемое в религиозной практике, но не объясняют его, не обнаруживается ни в наиболее известных книгах по религиоведению, ни в диссертациях, касающихся различных религиоведческих проблем. Правда, в новой статье К. Е. Рыбак и Ю. С. Избачков предприняли попытку взглянуть на этот, видимо изобретённый ими, термин с другого ракурса. Продолжая рассуждения по поводу так называемого «воровства богов», эти авторы пишут: «Упомянутая концепция заимствования была подхвачена последователями учения “Живая Этика”, среди которых стоит отметить бывшего лидера Международного центра Рерихов Л. В. Шапошникову, активно обращавшуюся к теме перерождений. Эйнштейн, Гумилёв, Циолковский, Вернадский и другие известные личности причислялись к посланцам “космических сил Света”. На пути сакрализации исторических персонажей рериховцы сталкиваются с неожиданными проблемами. Так, например, прорабатывалось обоснование причисления к “рериховскому пантеону” членов семьи Кюри [45]». Как видно, в этом фрагменте в одну линию выстроены: «воровство богов» (в контексте), некая «тема перерождений», «посланцы “космических сил Света”», «причисление к “рериховскому пантеону” членов семьи Кюри». Это — пример особой логики авторов данного конгломератного фрагмента, который абсолютно лишён внутренних связей, а также содержит информацию, не соответствующую действительности. В частности, ничего подобного из изложенного в выше приведённом фрагменте в работах такого упомянутого в нём крупного учёного, как  Л. В. Шапошникова, нет. Данное утверждение базируется на основании многолетнего изучения её наследия. В трудах Л. В. Шапошниковой есть понятие «вестники космической эволюции», подробно обоснованное и не оставляющее пространство для домыслов, а также развита определённая концепция, связанная с данным понятием (по этому вопросу см.: [4]). Однако бездоказательность суждений является одним из методов авторов рассматриваемой здесь статьи. Например, их внутритекстовая ссылка № [45] в приведённой цитате — это ссылка на работу Л. В. Шапошниковой «Тернистый путь Красоты», опубликованную в двухтомнике «Держава Рерихов» (заметим, что номер страницы не указан). Сложно сказать, на что рассчитывали авторы статьи, когда писали заведомую неправду, ведь не составляет труда в указанном ими источнике обнаружить, что никакого «причисления к “рериховскому пантеону” членов семьи Кюри» в данной работе Л. В. Шапошниковой нет (как нет этого и в других её трудах). Кюри упоминаются Л. В. Шапошниковой в единственном месте. После стихотворения Андрея Белого «Мир рвался в опытах Кюри…», следуют такие слова: «В то время, когда были написаны эти строки, преемники Пьера Кюри, Фредерик Жолио и Ирена Кюри, продолжали только исследовать явление радиоактивности. И ещё никто, даже сами исследователи, не мог представить себе, чем обрушится на мир расщепление атома, которое принесёт гибель многим тысячам людей»[5, с. 100]

Далее, можно констатировать заимствование К. Е. Рыбаком и Ю. С. Избачковым ложных утверждений в отношении Рерихов. Например, ими Е. И. Рерих вменяется «вероятное расстройство психики», что делается со ссылкой на доктора А. Ф. Яловенко, который «констатировал наличие у неё “эпилептической ауры”» [1, с. 71]. Это измышление встречалось в других недобросовестных работах, и было уже не раз опровергнуто. Надо подчеркнуть, что у Е. И. Рерих такой болезни никогда не было, и уж тем более не было никакого психического заболевания. (Это не говоря уже о том, что эпилептическая аура — это не психическая болезнь, а «короткий фокальный эпилептический приступ, протекающий при сохранном сознании и сопровождающийся субъективными ощущениями пациента» [6, с. 19], но это уточнение — лишь к слову). В данном случае мы можем наблюдать лишь безответственное заявление авторов разбираемой здесь статьи и некое жонглирование терминами. К слову, медицинская специализация доктора А. Ф. Яловенко не имела отношение к лечению психоневрологических заболеваний, поэтому высказанное им мнение нельзя принимать всерьёз. Домыслы, связанные с этим мнением А. Ф. Яловенко, были подробным образом опровергнуты авторами данной рецензии в «Научном заключении о содержании статьи Кузнецова А. И. «“Живая Этика” в интерпретации Л. В. Шапошниковой» (см.: [7]), поэтому, отсутствует надобность к этому обращаться повторно. Там же указывалось на то, что доктор К. Н. Рябинин, терапевт и психиатр, не диагностировал у Е. И. Рерих не то что никакого психического заболевания, но никогда даже не упоминал ни о какой эпилептической ауре и эпилепсии. К. Н. Рябинин был участником Центрально-Азиатской экспедиции Рерихов (1924–1928 гг.) в период с 1927 (от Урги в Монголии) по 1928 годы (до долины р. Брахмапутры в Тибете) и вёл подробные дневниковые записи, в которых отмечал состояние здоровья основных участников экспедиции, включая и Е. И. Рерих. Записи К. Н. Рябинина были опубликованы в виде вышедшей в 1996 г. книги «Развенчанный Тибет» [8].

В целом, есть основания полагать, что авторы анализируемой здесь статьи не имеют правдивого представления о том, кем была Елена Ивановна Рерих, так как в их материале неоднократно встречаются недостоверные сведения о нашей великой соотечественнице. Но даже, если бы они и владели правдивой информацией о Е. И. Рерих, формат их статьи не позволил бы её отобразить, ибо такая информация явно противоречила бы цели их статьи, которая по факту состоит в представлении философской системы Живой Этики в ложном свете.

Елена Ивановна Рерих (1879–1955) — выдающийся философ, учёный и общественный деятель. Кроме книг Живой Этики, которой она отдала более тридцати лет жизни, и большого количества философских писем, ею были написаны и изданы под псевдонимами: книга «Основы буддизма», очерки «Преподобный Сергий Радонежский», «Три ключа», статьи, вошедшие в сборник «Огонь Неопаляющий», работы — «Космическая эволюция и её цель (назначение)», «Зерно-атом»; она составила уникальный сборник легенд и апокрифов «Криптограммы Востока», а также написала ряд других философских и научных работ. Это уже не говоря о её большом переводческом труде сложнейших текстов. Активное участие Е. И. Рерих приняла в упомянутой выше научной Центрально-Азиатской экспедиции, пройдя по Внутренней Азии наравне с мужчинами двадцать пять тысяч километров. Эта сложнейшая экспедиция по целому ряду достижений (географических, исторических, художественных и иных) явилась триумфом русских путешественников в Центральной Азии, о ней написано немало статей, а в 2008 г. в Москве прошла представительная научная конференция, посвящённая данной экспедиции. По её завершению Е. И. Рерих стала президентом-основателем Гималайского Института научных исследований «Урусвати», созданного Рерихами в долине Куллу в предгорьях Западных Гималаев, и руководила его отделами, в том числе на концептуальном уровне. Быть в курсе научных проблем Института ей позволяла энциклопедическая широта познаний, например, в таких областях, как философия, литература, естествознание, мировая культура, космология, медицина; она прекрасно разбиралась в музыке и живописи, знала иностранные языки. Заметим, что Институт «Урусвати» развивал широкое международное сотрудничество с научными учреждениями Индии, Америки, Европы. Среди них Дарджилингский университет, институт Джагадиша Чандра Боса в Калькутте, Мичиганский и Гарвардский университеты, Национальный музей естественной истории в Париже, Департамент земледелия США, Ботанический сад в Нью-Йорке. Институт включал в круг своих контактов 250 институтов, университетов, музеев, научных обществ. Среди имён, связанных с Гималайским Институтом, можно назвать лауреатов Нобелевской премии: А. Эйнштейна, Р. Э. Милликена, Л. де Бройля, а также других видных деятелей науки и искусства, таких как Н. И. Вавилов, С. И. Метальников, Ч. Р. Ланман, С. А. Гедин, Дж. Ч. Бош, Ч. Раман, Р. Тагор, Р. Чаттерджи и многие другие. В 1930–1932 годах Е. И. Рерих принимала участие в экспедициях в Западный Тибет — в приграничные с Куллу районы, в Лахул, куда Н. К. Рерих каждое лето организовывал экспедицию (там размещалась сезонная научная база от Института «Урусвати») и где хорошо знали и любили всю семью Рерихов.

Однако авторов рецензируемой статьи всё это нисколько не интересует; в их материале явно просматривается желание бросить тень на имя выдающейся русской женщины, что свидетельствует о недобросовестном подходе к материалу, подходе, далёкому от научного исследования и усиленном личным предвзятым мнением, не имеющим отношения к действительности.

Также необходимо обратить внимание на нелогичное построение текста анализируемой статьи, которое наблюдается в некоторых местах. В качестве примера можно привести следующий фрагмент: «С проблемами выявления “посланцев Космоса” сталкивались и сами Рерихи. Это хорошо заметно, в частности, если изучить их отношения с большевиками и советской властью. Неприятие Рерихами событий 1905–1907 гг., участие в деятельности белоэмигранских организаций сменялось панегириками советской власти во время визита в Москву в 1926 г. <…> В середине 1930-х гг. отношение снова изменилось до полного неприятия. Рерихи даже предпринимали попытки взаимодействия с представителями эмигрантских кругов, осевших в Китае. Однако после Второй мировой войны они обратились к советскому правительству с просьбой разрешить вернуться на Родину и получить советское гражданство [29]». Во-первых, очевидно отсутствие логики во взаимосвязи первого и второго предложения приведённого фрагмента, а именно: какова связь между некой непонятной «проблемой выявления “посланцев Космоса”» и отношениями Рерихов «с большевиками и советской властью»? Далее, оставив без внимания «посланцев», авторы переключаются на советскую власть. Во-вторых, Рерихи никогда не принимали участия в «деятельности белоэмигранских организаций». Это — абсолютно бездоказательное суждение авторов статьи (не исключено, что оно может быть заимствовано из какой-то иной безответственной работы). К советской власти у Рерихов было совершенно определённое отношение: они поддерживали прогрессивные начинания, которые предпринимали руководители государства (например, борьба с высоким уровнем неграмотности, первые шаги к созданию достойных условий труда, раскрепощение женщины, что в первых десятилетиях XX века было очень актуальной проблемой), однако выступали против разрушительных действий в отношении культурных ценностей (например, это касалось происходившего варварского уничтожения древних храмов), а также протестовали против сталинского террора. В-третьих, обратим внимание на совершенно ненужную ссылку № [29], призванную подтвердить широко известный факт. Это ссылка на статью К. Е. Рыбака «О приёме в гражданство СССР членов семьи Рерихов и окружавших их лиц», что на фоне отсутствия нужных ссылок в ключевых моментах наводит на мысль о выборочной их расстановке только в удобных для авторов местах. К слову, в статье совершенно не рассматриваются истинные причины того, почему Рерихи стремились вернуться на Родину. Выскажем предположение, что погружаться в эту тему К. Е. Рыбак и Ю. С. Избачков не стали специально, и причина этого в том, что она добавила бы к представленному ими образу Рерихов немало ярких положительных черт, что контрастировало бы с выбранной авторами статьи тональностью. 

Итак, научная несостоятельность является отличительной особенностью рецензируемой статьи; она, в частности, проявляется:

– в отсутствии корреляции между названием статьи и целью, которая следует из аннотации, а также между аннотацией и основным текстом;

– в отсутствии необходимого анализа предмета исследования — Живой Этики; анализ подменён пространными рассуждениями, не имеющими отношения к предмету исследования; поэтому вывод, представленный в аннотации, сделан авторами безосновательно, а цель статьи, просматривающаяся в аннотации, осталась не достигнутой;

– в использовании заведомо ложных терминов и понятий, не имеющих отношения к действительности, а также бездоказательных заявлений;

– в некорректности по отношению к ссылочному аппарату (ссылки либо вообще отсутствуют, либо при цитировании не указывается номер страницы);

– нелогичном построении текста;

– в незнании или игнорировании авторами общеизвестных фактов.

Важно обратить внимание на то, что анализируемая статья содержит информацию, не соответствующую действительности, это одно из веских свидетельств антинаучности рецензируемой статьи.

В дополнении к вышеназванным признакам научной несостоятельности заметим, что в современной философии науки выделяются следующие виды критериев научного знания: логические, обеспечивающие внутритекстовые связи во всех частях текста; эмпирические, среди которых — принцип верификации, то есть, проверяемости и подтверждаемости; экстралогические, среди которых — принципы простоты и красоты (см.: [9]).

Из вышепроведённого анализа статьи К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова «Образ Наталии Рокотовой как ключ к пониманию творческого метода Елены Ивановны Рерих» следует, что она не соответствует принципам логического построения текста, верификации, наконец, честности (уже не говоря о принципах простоты и красоты). Это, как и отмеченные несколько выше свидетельства научной несостоятельности данной статьи, ясно указывает на то, что собственно к науке она не имеет никакого отношения.

В этой связи нельзя не поставить вопрос о том, почему такие материалы берут к публикации уважающие себя научные издания, нимало не заботясь о возможности репутационного ущерба? Почему бездействуют научные редакторы? И что, в таком случае, вообще происходит ныне с наукой?

Действительно, в последнее время при ознакомлении с недобросовестными работами, наподобие статьи К. Е. Рыбака и Ю. С. Избачкова, всё больше тревожит тот факт, что они размещаются в научных журналах, индексируемых в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования). В этой связи хотелось бы подчеркнуть, что сейчас в серьёзных изданиях всё чаще обсуждается вопрос о постепенной деградации научного знания, несмотря на обилие научных журналов и сборников конференций, индексы Хирша и другие атрибуты современной науки. Например, тотальный контроллинг в образовательной и научной сфере, не учитывающий творческого характера деятельности учёного, игнорирующий элементарные условия для обеспечения настоящей исследовательской работы, приводит «не к качественному улучшению научного материала и публикаций, как задумывалось, а к обратному эффекту — неуправляемому количественному росту публикаций, необъятному, неосваиваемому потоку научной информации. Большинство из этих публикаций — научно-информационный мусор: статьи “на злобу дня”, написанные для отчёта, “по требованию”, часто “сырые”, поверхностные» [10, с. 98]. На этом неконтролируемом фоне большого числа некачественной научной продукции вполне свободно рождаются материалы ещё более худшего свойства, ибо в них отсутствует главный принцип, которым должен руководствоваться учёный, — честность. Этот принцип многогранен, ибо включает в себя такие сопутствующие и необходимые для науки явления, как качество, непредвзятость, широта мышления, достаточный уровень образованности. Всё это — грани внутренней культуры исследователя, от уровня которой зависит и остальное в его труде. Повышение общего культурного уровня в сфере науки (включая и ответственность публикующих материалы научных изданий), в свою очередь, создало бы такую атмосферу, в которой стали бы невозможными те тревожные тенденции, которые справедливо отмечены в вышеприведённом фрагменте. Но главное, это пресекло бы процветание материалов, бросающих тень на имена выдающихся деятелей науки и культуры, в число которых, без всякого сомнения, входит и имя нашей великой соотечественницы — Елены Ивановны Рерих.

26 июля 2019 г. 

Опбуликовано также на сайте Международного Центра Рерихов

Подробнее о Елене Ивановне Рерих


Список библиографических ссылок 

1. Рыбак К. Е., Избачков Ю. С. Образ Наталии Рокотовой как ключ к пониманию творческого метода Елены Ивановны Рерих [Электрон­ный ресурс] // Наследие веков. — 2019. — № 2. — С. 68–80. — URL: http://heritage-magazine.com/wp-content/uploads/2019/06/2019_2_Rybak_ Izbachkov.pdf (дата обращения 08.07.2019).

2. Шапошникова Л. В. Философия космической реальности [вступ. ст.] // Листы Сада Мории. Кн. 1. Зов. Учение Живой Этики. — М.: Междунар. Центр Рерихов, 2003. — С. 5–165.

3. Соколова Б. Ю., Соколов В. Г. Научное заключение о содержании статьи Ю. С. Избачкова, К. Е. Рыбака «Реакция последователей “Живой Этики” на публикацию неизданных ранее дневников Е. И. Рерих» («Культурологический журнал» 2018/3 (33)) [Электрон­ный ресурс]. — URL: http://www.lomonosov.org/article/nauchnoe_zakljuchenie_o_soderzhanii_stati_ izbachkova_i_rybaka.htm

4. Соколова Б. Ю. Феномен вестничества в трудах Л. В. Шапошниковой // Космизм и органицизм: эволюция и актуальность: материалы IV Междунар. научн. конф. 18–19 ноября 2016 г. / под ред. О. Д. Маслобоевой, И. А. Сафронова. — СПб.: СПбГЭУ, 2017. — С. 231–237.

5. Шапошникова Л. В. Тернистый путь Красоты // Л. В. Шапошникова Держава Рерихов. В 2-х т. Т. 2. — М.: Междунар. Центр Рерихов, 2006. — С. 92–118.

6. Мухин К. Ю., Миронов М. Б., Барлетова Е. И. Эпилептические ауры: клинические характеристики и топическое значение // Русский журнал детской неврологии. — 2011. — Т. VI. — Вып. 1. — С. 19–30. — URL: https://cyberleninka.ru/article/v/epilepticheskie-aury-klinicheskie-harakteristiki-i-topicheskoe-znachenie

7. Соколов В. Г., Соколова Б. Ю. Научное заключение о содержании статьи Кузнецова А. И. «“Живая Этика” в интерпретации Л. В. Шапошниковой» («Журнал Института наследия», № 3 (10), 2017 г.) [Электрон­ный ресурс]. — URL: http://www.icr.su/rus/news/icr/detail.php?ELEMENT_ID=5634

8. Рябинин К. Н. Развенчанный Тибет. — Самара: «Самарский Дом печати»; Магнитогорск: «Амрита-Урал», 1996. — 731 с.

9. Саврушева М. Философия науки и техники.  — URL: https://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/savrush2/13.php

10. Понизовкина И. Ф. Будущее науки: эффективное управление или эффективный контроллинг? // Рейтингование российских вузов: цели и результаты: сб. ст. X Международной научно-практической конференции «Современная экономика: концепции и модели инновационного развития». 22 февраля 2019 г. — М.: ФГБОУ ВО «РЭУ им. Г. В. Плеханова», 2019. — С. 96–102.