1

Труды Преподобного Сергия. Даниил Рукавицын, 9 лет

   

Глущенко Л.И.,

 

О Сергии Радонежском

и России

в наследии Н.К.Рериха

и Е.И.Рерих

 

К 700-летию со дня рождения Преподобного Сергия Радонежского

   

 К юбилею Преподобного Сергия Радонежского в России прошли  многочисленные конкурсы детского рисунка. Некоторые работы, участвовавшие в этих конкурсах, иллюстрируют  статью.

В литературном и эпистолярном наследии Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерих мы находим немало страниц, посвящённых Воспитателю народного духа и Заступника Земли Русской Сергию Радонежскому.  В  очерках, статьях, письмах  ими приведены  фрагменты летописей,  устных преданий, пророчеств, видений, легенд, малоизвестных исторических фактов,  в новом свете освещающих грани  духовного подвига Преподобного, Его особой связи с Россией, Его невидимого и сокровенного покровительства народу российскому.  Перечитывая и собирая воедино строки, написанные  об этом Великом Духе,  мы прикасаемся  к неизъяснимым глубинам Его не просто исторической, но космической миссии, проявленной в глубине веков и непрерывно устремленной в будущее.

В путевых дневниках Н.К.Рериха [1], которые он вёл в ходе Центрально-Азиатской экспедиции (1924 – 1928 гг.),  насыщенной азийскими впечатлениями, нередко встречаются   записи о далёком русском подвижнике. Например, проходя через Ладак, изучая необычную, во многом уникальную культуру здешних племён и народов, в дневнике, вдруг, на первый взгляд неожиданно, появляется запись о Строителе Общин Сергии. Описываются некоторые, установленные им,  правила  общинножития в обители, отмечается его прозорливый «подбор молодых, никому не известных сотрудников», в дальнейшем  продолжателях дела строительства нравственных устоев народа,  воспитание  иноков трудом, простотой во всём, отказом от личной собственности. [1, с. 87] 

2 

Преподобный Сергий Радонежский. Минасян Кристина,    11 лет

3 

"Мир Богом спет". Слюсаренко Ксения, 11 лет

 Ладак, далёкое и почти неведомое России  маленькое гималайское княжество, со своей историей, своими героями,  своими традициями. Здесь проходил когда-то Будда [2], здесь чтят будущего мессию Майтрейю [3], здесь бережно хранят материальные следы легендарного Гесер-хана [4]. Что общего между ними и Россией? Почему Николаю Константиновичу вспомнился Сергий?

Ответ на этот вопрос мы находим в этой же главе о Ладаке, текст которой построен на последовательных   сопоставлениях и аналогиях основных постулатов учений духовных подвижников прошлых веков. Ладак Рерих называет «страной Будды» и  несколько страниц посвящает могучему облику «великого общинника, учащего против собственности, против убийства,  пьянства, излишеств», «зовущего к переоценке ценностей, к труду и познанию». Перечисляет канонизированные последователями качества его духа, приводит  слова  его проповеди против ханжей и изуверов, против ненужных суеверий и предрассудков.  Будда -  это «преобразователь, стремившийся к жизненности», учащий о значении труда на общее благо, о смысле познания»[1, с. 77 - 80].

Там же, в Ладаке, «в тибетских горах», неожиданное - буддийский монастырь, хранящий «учение Иисуса» и ламы, рассказывающие предания о нём, «здесь прошедшему и учившему». Ниже строки, разъясняющие этот, на первый взгляд, феномен: «Если кто-либо будет слишком сомневаться о существовании  таких документов о жизни Христа в Азии, то, значит, он не представляет себе, как широко были распространены в своё время несториане, и сколько так называемых апокрифических легенд ими было распространено в древнейшие времена. И сколько правды хранят апокрифы!» [1, с. 81-82].

В этой же главе - об Оригене, «знавшем значение древних мистерий и понимавшем истинный смысл учения Иисуса»; о Конфуции, «в основе учения которого лежит та же община». Завершает Николай Константинович главу о Ладаке  следующими строками: «В списке строителей общины Сергий сохранил большое место. Их не так много - строителей жизни, отвечающей во внутреннем смысле грядущей эволюции. И бережно мы должны отбирать эти имена грядущего света, продолжая список их до современности» [1, с. 87 - 88]. А далее выстраивает ряд имён деятелей «грядущего света», которые «в борении и явлении истины, на колесницах времени»  встают «законоположенниками общего блага». Это - «неутомимый водитель Моисей [5]; суровый Амос [6];  Лев-Победитель – Будда;  справедливость жизни – Конфуций [7];  огненный поэт Солнца – Зороастр [8];  преображенный,  отраженный "тенями" – Платон [9]; великий в жертве бессмертия - Благий Исса;  толкователь мудрости, одинокий Ориген [10];  великийобщинник и подвижник Сергий. Все ходившие неутомимо; все подлежавшие современному преследованию; все знавшие, что учение общегоблага придет непреложно; все знавшие, что каждая жертва общему благу есть лишь приближение путей» [1, с. 88].

 4

Чудо об источнике. Панасюк Анна, 12 лет

 5

Благословение. Степанова Екатерина, 17 лет

 В приведённых цитатах особо отметим слова о «грядущей эволюции», «грядущем свете», « учении общего блага»,  которое «придёт непременно». Их «неутомимо» приближали все  «строители общины», великие учителя человечества. Они жили и трудились каждый в свою эпоху, среди разных народов, в разных обстоятельствах. Но именно ими, постепенно, во времени, в разных местах планеты закладывались столь сходные зёрна знаний, эволюционных идей и ориентиры духовных высот. Все они утверждали устремление к высшим духовным идеалам, нравственному совершенствованию, сотрудничеству и кооперации, к познанию законов природы. Масштабы их деятельности имели всепланетный характер  и были устремлены в будущее «грядущего света», которое можно понимать и как совершенное социальное обустройство жизни, и как миры высших духовных измерений. В этом контексте  облик Преподобного Сергия Радонежского предстаёт перед нами  не только как Устроителя  земли русской, но и как  культурного  деятеля  вселенского масштаба.

На сиккимском этапе экспедиции Н.К.Рерих записывает в дневнике о тибетских изображениях бодхисатв[11], держащих в руках «чашу, процветающую языками огня». Отмечает символ  «пламенеющей чаши» во многих древних философиях и верованиях как символ приобщения к миру Вечного Света и  Высших  духовных идеалов. Встречается символ «чаши с пламенем» в культах Зороастра,  она же «на древнееврейских серебряных шеклях времён Соломона[12] и древнее», «в индусских раскопках эпохи Чандрагупты Маурьи[13]», «чаша жизни друидов[14]», «Чаша Грааля[15]» и «Сергий Радонежский, трудясь над просвещением России, приобщался от пламенеющей чаши». [1, с. 40-41]  Николай Константинович вновь расставляет вехи на обозримом историческом пространстве  к постижению прикрытой до времени  сокровенной  грани подвижничества, которую символизируют «пламенеющая чаша» и «язык чистого огня». И перед нашим мысленным взором встаёт ряд известных и неизвестных исторических героев духа, которые, в непростой земной миссии утверждения  высших духовных ценностей, государственного строительства, воспитания учеников и  последователей,  по сути, становились  учителями жизни для многих и многих  поколений. Жизнь среди людей, но духом в мирах иных измерений символизирует  чаша,  к которой   приобщались в своей земной жизни Великие Учителя человечества.    

 Там же, в Гималаях сложилась у Рериха и художественная серия картин «Знамёна Востока», согласно его записи в дневнике, состоящая из 19 полотен. Что-то из этого списка уже было написано, что-то хранилось в музее в Нью-Йорке, но большинство из них пока виделись лишь внутреннему взору художника.  Серию, посвящённую великим деятелям Востока, открывали «Будда Победитель», «Моисей Водитель» и «Сергий Строитель». А далее список продолжили: «Дозор Гималаев» - фрагмент из жизни Сокровенной Гималайской Обители, «Конфуций Справедливый» - одинокий путник в изгнании, «Йенно Гуйо Дья» - герой средневековой Японии, «Миларепа Услышавший» - на восходе познавший голоса дэв и т.д.[16]  [1, с. 74].

В последующие годы Н.К. Рерих  не раз  в своих эссе, очерках и статьях возвращался  к образу «Высокого Воспитателя русского народного духа, Истинного Подвижника Православия,  Воеводе за правду и строительство» Преподобному Сергию Радонежскому, каждый раз, новым светом  освещая очередную грань его великого Облика.  В разных контекстах о Преподобном в статьях: «В рассеянии сущие» (1935 г.), «Глаз зоркий» (1935 г.), «Друзьям художникам» (1939 г.), «Русскость» (1940 г.), «В грозе и молнии» (1941г.), «Душа народов» (1941 г.)  и др.

 Особое место в этом ряду  занимает очерк «Свет Неугасимый» (1934 г.), в котором  каждая строка и каждое слово  исполнены безграничной любовью  и  прозорливым осознанием  небесных масштабов личности и духа,   видимых и невидимых деяний «Священного Воеводы земли русской».  Очерк был  написан Рерихом в Пекине[17], навеян (под впечатлением) сообщениями  из Америки  и Шанхая об организации обществ и часовен  имени Св. Сергия Радонежского.  В очерке Николай Константинович сердечно приветствовал новые духовные сообщества. Отметил, что часть русского мира,  оказавшаяся волею обстоятельств за пределами России, «в рассеянии сущие»,  тем не менее,  через все жизненные обстоятельства пронесли и сохранили  преданность и любовь к «Великому Предстателю и молитвеннику».  Пред «Его Святым Ликом», писал   Николай Константинович, «пусть забудут люди все распри и разъединения», так как «невместно и неприлично русским людям дозволять силам тёмным разлагать и разъединять» [2, с. 88].

Цель создания  этих и других многообразных «содружеств»  имени  Сергия Радонежского, отмечает  Николай Константинович  -  «разъяснение и пропаганда среди русских людей духа деятельности и значения для России Преподобного, не раз выводившего нашу Родину из неминуемой гибели» [2, с. 89].  А далее продолжает:  «Все великие акты русской истории совершались под Знаменем Преподобного. Не видеть этого – значит иметь закрытые глаза. Так и теперь, в эпоху разгула тёмных сил, первым этапом служения под знаменем Преподобного  будет ясное осознание  в наших сердцах Его как Водителя и Заступника перед престолом Всевышнего» [2, с. 90].

 6

Видение Преподобного Сергия. Ермоленко Марина, 13 лет

 11

Отрок Сергий. Сидорова Екатерина, 15 лет

 В том же  1934 году в Риге издательством Алтаир  издаётся  сборник «Знамя Преподобного Сергия Радонежского»,  в котором был  опубликован  очерк Е.И.Рерих «Преподобный Сергий Радонежский» под псевдонимом Н.  Яровская.  Составителем сборника и инициатором его издания также была Е.И. Рерих.  Кроме очерка  Н. Яровской  в  сборник вошли: « Речь профессора, академика В.О. Ключевского, произнесённая в торжественном собрании Московской духовной академии 26 сентября 1892 г., в память Преподобного Сергия «Благодатный воспитатель русского народного духа» [3, с. 9 - 22]. А  также:  «Из слова академика Н.К. Рериха на освящение часовни Св. Преподобного Сергия, сооружёной Сибирским отделом Общества друзей Рериха в Радонеге, Чураевка, шт. Коннектикут» [3, с. 22 - 24].

Сборник вышел в год  наибольшего подъёма и  активного продвижения в Европе и на Американских континентах идей Н.К. Рериха о роли культуры, о необходимости её бережного охранения и защиты. А также  в преддверии подготовки  к подписанию представителями международного сообщества Пакта Рериха[18].  Сборник вызвал большой интерес  в среде русских эмигрантов и был  переиздан в 1935 году в Шанхае изданием ревнителей памяти Преподобного Сергия Радонежского[19] [4, с. 20].

Сопоставляя даты первого выхода сборника в свет и состоявшееся через год подписание Договора о защите художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакт Рериха), проявляются параллели между названием сборника –« Знамя Преподобного Сергия Радонежского»  и Знаменем Мира, вводимым  Н.К. Рерихом в широкий оборот как знак культуры  именно в  первой половине 30-х годов прошлого века.  В этом контексте символ Знамени Мира восходит к высшим духовным ценностям, у истоков которых сам Преподобный, а тема «Знамени Преподобного», обозначенная Рерихами,  ждёт своего вдумчивого и непредубеждённого  исследователя.

7 

Икона Сергия Радонежского. Петрова Елизавета,
15 лет

 8

Служение Преподобного Сергия Радонежского. Кубракова Юлия, 12 лет

 Предваряет очерк Е.И. Рерих  словами  Митрополита Московского Филарета, «бывшего сорок лет настоятелем Сергиевой Лавры». Слова,  исполненные  любви, духовного прозрения, сердечного трепета и молитвы к пустыне и Лавре Сергиевой,  Его келье, через порог которой преступала сама Царица Небесная.  Не случайно Елена Ивановна приводит их в начале очерка. Их искренность, образность вместе с простотой  и  красотой слога были созвучны  и её сокровенному восприятию Облика Преподобного.

Очерк Е.И. Рерих  достоин отдельного  анализа. Мы же в данном формате лишь приведём  его основные тезисы.   

Рассказывая о юности и духовном становлении Варфоломея, будущего  Святителя и Заступника Земли Русской,  основываясь, в том числе, на писаниях Епифания[20]  и летописи, Елена Ивановна обращает наше внимание на некоторые особенности  духовного подвижничества и сокровенного становления «постоянного горения».  Например, описывая  пустынножитие  Варфоломея она с удивительной прозорливостью  отмечает  следующее:  «Приступая к подвижничеству духовному, никто не может пребывать в непрестанном восхищении духа, ибо не выдержала бы плоть его, особенно же в первые годы, потому за высоким подъёмом неминуемо следует уныние и даже острая тоска. Но на падения эти нужно смотреть как на самозащиту и подготовление к  следующему, ещё большему возношению. Лишь при неуклонном стремлении, при строжайшей дисциплине духа с годами устанавливается внутреннее равновесие, и каждый подвижник находит свою меру постоянного горения, иначе говоря, устанавливается непрестанный ток общения с Силами Высшими» [3, с. 29].

В очерке постепенно раскрываются этапы становления и деяний Преподобного. В лесном пустынножитии - неизбежная «борьба с тёмными искушениями», «обуздание своей природы в борьбе с тёмными силами, которые тем сильнее нападают, чем ярче горит в подвижнике сила, противоположная им», пылания духа,  мужественность, бестрепетность, мощь «молитвы сердца».   «Так закалялся Дух Преподобного к предстоящему ему подвигу Воспитателя духа народного и Строителя Земли Русской» [3, с. 31].

Постепенно, «из пустынника, созерцателя, Сергий вырастал в  общественного деятеля и готовился неисповедимыми путями к роли государственной» [3, с.34].  По  сути, он «явился основоположником нового иноческого пути, не изменив основному типу русского монашества, как он сложился в Киеве XI века» [3, с.33] – писала Елена Ивановна. Со временем, Обитель, им руководимая,  стала « воспитательной школой, в которой создавались мужественные, бесстрашные люди, воспитанные на отказе от всего личного, работники общего блага и творцы нового народного сознания» [3, с. 36].  «Сергий старался всячески очищать и утончать чувства учеников и приходящих к нему за наставлениями…» [3, с. 40]. «Всегда и во всём им руководила целесообразность, которая претворялась в нём в великую  вместимость и в примирение противоположений»[3, с. 40].  В установленных им правилах  общинножития  отсутствовали «поощрения суровости аскезы, нигде нет указаний на ношение вериг или истязания плоти, но лишь непрестанный радостный труд, как духовный, так и физический» [3, с. 34].  «Суровая дисциплина», «постоянная бдительность над мыслями, словами и поступками», понятие  «иерархического начала», «но нигде не указано на насилие над индивидуальностью учеников» [3, с. 45].   Строгий запрет на частную собственность в Обители, воспитание сотрудничества. «В лице Сергия-игумена мы имеем образ истинного Вождя, входящего как во внутреннюю, так и во внешнюю жизнь доверившихся ему» [3, с. 46].

Елена Ивановна подчёркивает - Обитель  Сергия  сыграла «огромную историческую роль по распространению  нравственных устоев  и укреплению Государства Русского» [3, с. 34].  С годами  она стала духовным центром, «средоточием духовной культуры, опорою и прибежищем во все тяжкие минуты Земли Русской» [3, с. 32].

Отмечены в очерке  совершенные  личностные  качества  «духовного склада» Преподобного  – «кротость, духовная ясность, величайшая простота», «нестяжание власти», «великая сердечность», «отзывчивость на всякое горе», «ничем не сломимая вера в заступничество Сил Превышних», «ясная радостная бодрость, не оставлявшая его в самые тяжкие минуты» [3, с. 33, 34, 38]. Среди  этих качеств Елена Ивановна  отмечает важное: «Никогда ни от кого не ждал он помощи. Для него вся помощь была в нём самом и в Ведущей его Благодати» [3,с. 52].  При этом, «он не имел учителя в своей духовной жизни» и «сам находил свой путь…» [3, с. 30].  А также -  «являл пример личного великого сотрудничества в большом и в малом» [3, с. 39].

 10

Преподобный Сергий Радонежский. Жигалина Елизавета, 14 лет

 9

Икона Преподобный Сергий Радонежский. Королёва Татьяна, 13 лет

Пишет Елена Ивановна о  некоторых основах  учения  Сергия.

Оно «не отрывало от жизни и полагало труд каждого дня как возношение сердца. Учение это выше всего ставило долг человека с точки зрения общего блага  [3, с. 39].  «Труд в его учении играл огромную первенствующую роль» [3, с. 46].  Он знал, что «постоянное общение с Иерархией Света» достигается «прежде всего, и проще всего, путём раскрытия сердца. Раскрытие же сердца не требовало затраты времени ни на какие упражнения исключительно для себя. Среди сознательного и священного труда во имя Светлой Иерархии совершалось это любовное раскрытие,  и в сердце устанавливался постоянный престол во имя Высшего. В познании сердца, этого единственного двигателя и мерила духовности, Преподобный опередил многих духовных путников. Именно он нашёл силу этого источника и через него приобщился к Миру Огненному» [3, с. 63]. «Он умел пользоваться каждым случаем, чтобы заложить в сознание народа зерно нравственного учения и дать проблеск в Мир Высший» [3, с. 40].  И наконец - «Можно сказать, что подвижническая жизнь Сергия, своим личным примером введя в жизнь высокое нравственное учение, отметила Новую Эру в жизни Земли Русской» [3, с. 47].

Отмечает Елена Ивановна  важную временную  веху  в формировании общественного народного  сознания - «уже с половины жизни Облик Преподобного вошёл в сознание народа русского как Всенародный Учитель, Заступник и Ободритель» [3, с. 54].  

Им была воспитана плеяда учеников и последователей, «зажжённых его духовным огнём», продолжавших распространять его учение, его принципы общинножития. «Совершалось величайшее дело по распространению и насаждению новых обителей учениками Преподобного» [3, с. 54].  «По его почину пустынножитие широко распространилось в Московской Руси… Велико было историческое значение монастырей в деле строительства Российского Государства, ибо, по завету Преподобного, они основывались в местах пустынных и диких и, конечно, привлекали к себе население… Таким образом, они явились   истинными рассадниками жизни и просвещения, своего рода колонизаторами;  они развивали  земледелие, строительство, насаждали ремёсла и  на культуре духа закладывали основу государственности»  [3, 55-56].  По сути, «Святой Сергий явился отцом северного русского монашества, основоположником Святой Руси и также предтечею будущих старцев», утверждает Елена Ивановна  [3, с. 56].  А  «благодаря широкому установлению им и учениками его новых обителей, школ суровой подвижнической жизни, сильно поднялась нравственность народа»  [3, с. 47].

К общегосударственной деятельности Преподобного Сергия  несомненно нужно отнести и мудрое улаживание распрей  «между князьями, грозившие неисчислимыми бедствиями молодому государству» [3, с. 56].  Он  «скрепил своею подписью закон о престолонаследии от отца к сыну, положивший конец междуусобным соискательствам, раздиравшим Землю Русскую»  [3, с. 56]. «Но апофеозом  деятельности  Преподобного было его историческое благословление на страшную битву великого князя Дмитрия» [3, с. 56 ] – пишет Елена Ивановна.  «Бог и Родина» - вот то, что двигало жизнью и судьбою Преподобного Сергия…»  [3, с. 32].

авершает  очерк  Е.И.Рерих  следующими словами  о  связи Духотворца Сергия с Россией, в том числе,  подчеркнём,  с Россией сегодняшней:  «Если пламенный облик его общечеловечен, то дело, сложенное им, есть дело строения Государства Русского. На всех поворотных пунктах истории, при всех потрясениях, обрушивавшихся на Землю Русскую, неизречённая мощь Преподобного и твердыня духовной культуры, им заложенная, стоят нерушимым оплотом сил духовных».

«Отче Сергие, Дивный, с Тобою идём, с Тобою победим!» - формула, данная  всем патриотам России к осознанию и применению на века.

Источники:

1.     Николай Рерих. Алтай-Гималаи. Путевой дневник. // Рига: Виеда, 1992.

2.    Николай Рерих. Листы дневника. Серия «Большая рериховская библиотека». Т.1 // М.: Международный Центр Рерихов, Фирма БИСАН-ОАЗИС, 1995

3.    Знамя преподобного Сергия Радонежского. Сборник. //Новосибирск: Сибирское Рериховское общество, Сибирь, XXI век, Предприятие «Гелиос», 1991. Составители: Б.А.Данилов, Ю.М. Ключников.

4.    Елена Ивановна Рерих. Биобиблиографический указатель. //М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2009. К 130-летию со дня рождения.

5.   Меч мужества. К 80-летию Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха  – М.: Межд. Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2008. Автор и составитель Л.В.Шапошникова.

          

Глущенко Л.И., Культурный Центр имени Н.К.Рериха, г. Алматы, Казахстан.

2014 г.

Также на эту тему:

"О Сергии Радонежском". К 700-летию со дня рождения

Памятник Святому Сергию Радонежскому в столице Казахстана Астане

В Российском Центре науки и культуры (г. Астана, Казахстан) открылась выставка к 700-летию Преподобного Сергия Радонежского  



[1] Николай Рерих. Алтай-Гималаи. Путевой дневник. Первое издание «Алтай-Гималаи: мысли на коне и в шатре. 1923 - 1926» было осуществлено в 1927 году  ещё в ходе самой Центрально-Азиатской экспедиции в столице Монголии, которая тогда именовалась Улан-Батор-Хото.  Позднее, полный вариант дневниковых записей был издан в 1929 году на английском языке в Нью-Йорке, затем в 1930 - в Лондоне.  В СССР впервые - только в 1974 году в Москве, издательством «Мысль», под научной редакцией академика А.П.Окладникова. Позднее - в 1992 г. в  Риге, в 1999 и 2001 гг. в Москве. [5 с.  496, 498, 501, 504]

[2] Будда – санскр. «просветлённый», Сиддхартха Гаутама (623 – 544 до н.э. или на 60 лет позже), индийский принц из рода Готамы, из племени шакьев (одно из его имён – Шакьямуни); основатель буддизма.  

В юбилейном издании «Меч мужества. К 80-летию Центрально-Азиатской экспедиции Н.К.Рериха» приведена экспедиционная фотография Большой ступы в Ше (Ладак), датированная сентябрём 1925 года [5, с. 38 - 39]. Там же, в разделе «Произведения Николая Рериха, посвящённые Центрально-Азиатской экспедиции, из собрания Центра-Музея имени Н.К.Рериха» - репродукция картины Н.К.Рериха «Перекрёсток путей Христа и Будды (Ступа в Ше)», написанная  в Ладаке в 1925 году» [5, илл. 20].

[3] Майтрейя – в буддизме имя грядущего Будды, Будды сострадания и любви. По преданию, его приход на Землю завещан самим Буддой Шакьямуни.

[4] Гесер-хан (Гесэр) – легендарный  правитель Северо-Восточного Тибета в XI веке, герой центрально – азиатского эпоса  «Сказание о Гесэре», древнейшее ядро которого сложилось в северо-восточном Тибете на основе мифов о культурном герое, ниспосланном небом, чтобы очистить землю от чудовищ. [5, с.521]

[5] Моисей – Библейский пророк, законодатель и политический вождь израильских племён, возглавлявший их исход из Египта и основание государства в Ханаане, в  Палестине, родился в Египте около 1570 г. до н.э. О жизни Моисея повествуют книги Библии — Исход, Числа и Второзаконие.  

[6] Амос -  первый пророк-писатель  и  после Моисея важнейшая фигура в Вехом Завете (прибл. 8 в до н.э.)  Божественное Откровение, данное ему, ознаменовало переломный момент в духовной истории Израиля. В нем  было изобличено  двоеверие, национальное превозношение и суеверно-магическое понимание обрядов.

[7] Конфуций  (ок. 551 – ок. 479 до н.э.) -  великий древний китайский философ, мыслитель, мудрец, основатель философской системы, получившей название «конфуцианство». Его учение стало значимым фактором духовного, политического развития Китая, Восточной Азии, среди всех мыслителей древнего мира ему принадлежит статус одного из величайших.

[8] Зороастр ( Заратустра) – древнеиранский  жрец, пророк, основатель  мировой религии, известной как «зороастризм» (7 – 6  в.в. до н.э.)

[9] Платон  (427 – 347 гг. до н.э.) – крупнейший философ Древней Греции, ученик Сократа, основатель собственной философской школы – Академии, основоположник идеалистического направления в философии. Первый древнегреческий философ, оставивший после себя ряд фундаментальных философских произведений.

[10] Ориген (ок. 185 – 254 н.э.) -  греческий христианский теолог, философ, ученый, основатель библейской филологии. Автор термина «Богочеловек». Подвергался гонениям христианской церковью.

[11] Бодхисаттва (санскр. «просветлённый») – в буддизме Архат, достигший возможности вступления в нирвану, но добровольно отказывающийся от неё и остающийся на земле ради помощи человечеству. Одно из почётных наименований Спасителей человечества. (Архат – в буддизме посвящённый высокой степени, достигший просветления и видения подлинной природы вещей).

[12] Соломон –  легендарный правитель объединённого Израильского царства в 965—928 до н. э., в период его наивысшего расцвета.

[13] Чандрагупта Маурьи -  первый в истории объединитель Индии, основавший империю Маурьев, правил в 322 – 298 до н.э.

[14] Друиды – каста жрецов, священнослужителей, врачевателей, хранителей героических преданий и мифологических поэм у древних кельтских народов, населявших северную Европу в дохристианский период.

[15] Чаша Грааля – согласно преданиям, с рождением Иисуса Христа на землю упал камень, из которого был сделан сосуд, получивший название  Грааль.  Из него Иисус причащал своих учеников на Тайной Вечере. Впоследствии Чаша исчезла. В средние века Чашей Грааля владели рыцари Круглого Стола.

[16] Приведём полностью список серии «Знамёна Востока»: 1. «Будда победитель» перед источником жизни. 2. «Моисей Водитель» - на вершине, окружённый сиянием неба. 3. «Сергий Строитель» - самосильно работает. 4. «Дозор Гималаев», в ледниках. 5. «Конфуций Справедливый» - путник в изгнании. 6. «Йенно гуйо Дья» - друг путников (Япония). 7. «Миларепа Услышавший» - на восходе познавший голоса дэв. 8. «Дордже Дерзнувший» стать лицом к лицу с самим Махакалой. 9. «Саха – Благая Стрела», не медлящий в благих посылках. 10. «Магомет на горе Хира» (весть архангела Гавриила), предание. 11. «Нагарждуна, Победитель Змия» видит знамение на озере владыки Нагов. 12. «Ойрот – вестник Белого Бурхана», поверье Алтая. 13. «Матерь Мира». 14. «Знаки Христа». 15. «Лао-цзы». 16. «Дзон Капа». 17. «Падма Самбхава». 18. «Чаша». 19. «Змий древний».

[17] В 1934-1935 гг. Н.К.Рерих возглавлял научную  экспедицию в Манчжурию и Китай. В 1934 году некоторое время находился в Пекине, решая организационные вопросы.

[18] Пакт Рериха – Договор о защите художественных и научных учреждений, а также исторических памятников, инициированный Н.К Рерихом,  подписанный в 1935 году в Вашингтоне представителями стран  Пан-Американского союза. Для обозначения объектов культуры Н.К. Рерих предложил отличительный  флаг (красная окружность с тремя кружками в середине на белом фоне), вошедший в историю как Знамя Мира.

[19]В России сборник был издан только в 1990 году в Самаре при поддержке Самарского отделения Фонда культуры и местного Общества Рериха. Далее: 1991 год – Москва, издательство «Денница» и Сибирское рериховское общество в Новосибирске; 1995 год – очерк  печатается  в журнале «Мир Огненный» № 1(16) - 3(8); 2005 год – 2-е издание сборника в Новосибирске. В юбилейный 2014 год, год 700-летия Сергия Радонежского сборник «Знамя Преподобного Сергия Радонежского» издаётся Международным Центром Рерихов (Москва) в соответствии с первым изданием 1934 года.

[20] Святой Епифаний Премудрый (ум. ок. 1420)  – келейник и ученик Преподобного Сергия Радонежского, составитель его житий.