Памятник Александру Невскому на Чудском озере. 2021 г. (фрагмент)

 

 

Александр Невский

Образ Cвятого князя в творчестве Н.К. Рериха

 

 

Дружные усилия исследователей открыли многие древние сокровища, захороненные в Российских пределах. Опять встали советы мужей Новгорода, и в охране этой старины звучит бодрая новизна. […] Многое пережито, многое строится, и народ ценит все реальные события прошлого, которые ведут к блестящему будущему. Александр Невский, Сергий Радонежский, Ломоносов, Кутузов, Суворов, Пушкин – все, потрудившиеся для подвига русского, оценены народным поклоном.

Н.К. Рерих.

Через всю историю Руси – России, от варягов и монголов до современности, сияет образ Александра Невского. От первых его побед на Неве и Чудском озере до Александро-Невской Лавры в Петербурге, хранящей память о светочах нашей истории и культуры и до Ордена Александра Невского, объединившего Российскую империю, Советский Союз и современную Россию [1].

Для Государства Российского Александр Невский является фигурой не просто значительной – определяющей. В момент цивилизационного выбора между разными векторами развития Руси именно он определил направление движения на много веков вперед. Защитник православия, святой воин-победитель, образец рыцарской доблести, мудрый правитель, искусный дипломат, умевший защитить интересы государства, не создавая врагов, и сопротивляться врагам, оберегая самое главное – вот качества святого князя по историческим источникам.

Первое его жизнеописание было составлено еще в 80-е годы 13 века, теми, кто лично знал князя и принимал участие в его деяниях [2]. В 18 веке святителем Димитрием Ростовским было создано включенное в «Жития святых» жизнеописание, в котором отражалось также и почитание святого князя после его кончины [3].

Николай Константинович Рерих в своих очерках неоднократно упоминал Александра Невского – всегда в череде других героев, полководцев, духовных водителей, государственных деятелей России. А через художественное творчество Николая Рериха этот образ прошел нитью от начала ХХ века и до героических событий Великой Отечественной войны. Попробуем проследить эту нить во Вселенной творчества Мастера.

Александр Невский поражает ярла Биргера. 1904 г. 


Александр Невский поражает ярла Биргера. 1904 г.
Александр Невский поражает ярла Биргера. 1904 г.
Картон, гуашь. 28 x 45. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия.

Картина поступила в Русский музей (который в то время назывался Музеем императора Александра III) в 1910 году. Это был дар от княгини М.К. Тенишевой, которая долгие годы была единомышленницей Николая Рериха, участницей многих его культурных проектов [4].

Эта картина – эскиз для мозаичного панно, к сожалению, не получившего воплощения в материале.  Выполненная в стилистике древнерусской живописи, она напоминает книжную миниатюру из «Лицевого летописного свода», уникального памятника русской литературы (1568—1576 гг.), созданного в единственном экземпляре для библиотеки Ивана Грозного.

Миниатюра из "Лицевого летописного свода"

Как и на миниатюре, князь Александр изображен в гуще битвы, на коне, с оружием в руках. Так же его выделяет из окружающих воинов нимб вокруг головы, знак святости.

Но Рериха привлекла кульминация Невской битвы – схватка с предводителем шведского войска ярлом Биргером Магнусом, в результате которой тот получил серьезное ранение. Николай Рерих не случайно обратился именно к этому эпизоду битвы, считая его ключевым.

Князь Александр (13 мая1221 г. – 14 ноября 1263 г. по ст. стилю), сын переяславского князя (позднее великого князя киевского и владимирского) Ярослава Всеволодовича, с детства готовился к ратной и княжеской службе. С ранних лет он принимал самостоятельные политические и военные решения, не уклоняясь от вызовов, возникавших перед ним – будь то драматические отношения с западными соседями или новые вызовы с восточных рубежей. Ко времени Невской битвы Александр уже имел немалые заслуги в обороне Новгородского княжества, построив ряд оборонительных рубежей по реке Шелонь.  В 1240 году ему всего 19 лет, немного даже по тем временам. И хотя к этому возрасту он проявил себя как дальновидный политик и правитель, его опыт полководца был невелик.

Ярл [5] Биргер (1210 – 1266 гг.) из знатного рода Фолькунгов был выдающимся деятелем Скандинавии 13 века. Не имея права на престол Швеции, он был регентом при трёх шведских королях, его называли «королем без имени». Правителем он был мудрым, сделавшим очень много для своей страны и укрепившим её авторитет меж других государств Европы. Он был основателем Стокгольма, где в ХIХ веке ему был поставлен памятник.

Во время битвы на Неве он был уже опытным полководцем, хотя многие его подвиги и свершения были впереди. Он был на 11 лет старше предводителя новгородского войска Александра.

Николай Рерих не случайно обратился именно к эпизоду поединка Александра и Биргера. Дело в том, что в западной историографии принято отрицать участие ярла Биргера в походе на новгородские земли, и как следствие – поединок двух полководцев. Это безусловно связано с тем, что ярл Биргер, по скандинавским источникам, не потерпел ни одного поражения. В образ непобедимого воина никак не вписывалось поражение от князя варваров-схизматиков. 

Некоторые историки отрицают сам поход войска Биргера в новгородские земли, хотя есть сведения, что в 1240 году Биргер участвовал в походе для усмирения северных племен, часть которых была в союзнических отношениях с Новгородом. Именно в рамках этого похода вполне могла произойти битва на реке Неве, тем более, что в летописях упоминается участие в битве ижорцев, союзников Новгорода.

Другие историки утверждают, что упоминаемый в русских источниках титул ярла (высшего должностного лица королевства Швеции) Биргер получил лишь восемь лет спустя, в 1248 году. Но именование «ярл» в Скандинавии имело более широкое значение и Биргера вполне могли так называть и раньше.

Тем более неприемлемым для западных историков был факт получения Биргером серьезного ранения от Александра. Но в 2002 году в Швеции была произведена эксгумация захоронения Биргера и его супруги. В районе правой глазницы Биргера было обнаружено серьезное повреждение, которое соответствовало описанному в Новгородской летописи: «самому королю възложи печать на лице острымь своимь копиемь» [6]. Такое же повреждение заметно на некоторых прижизненных изображениях ярла. А в его жизнеописаниях нет указаний, где и при каких обстоятельствах Биргер мог получить эту весьма заметную рану.

На картине Николай Рерих изобразил кульминацию Невской битвы – князь Александр копьем поражает своего знатного противника. То, что противник знатен – указывает важная деталь. В руке Биргер держит щит, покрытый геральдическими знаками.

Изображение на щитах, оружии, доспехах воинов особых знаков, отличавших их в битве, а также передача таких знаков по наследству – традиция очень древняя [7]. В Европе она укоренилась со времен первых крестовых походов, еще в 11 веке.  Знаки на щитах могли многое рассказать о воине, его происхождении и социальном статусе.Герб рода Фолькунгов

Изображения на щите Биргера необычны. Они не соответствуют гербу рода Фолькунгов, на котором был изображен лев. Кроме того, геральдические цвета герба были синий и желтый – традиционные цвета шведской монархии. 

На картине Рериха изображены совсем иные геральдические знаки и цвета. Традиционный желтый сочетается с нехарактерным красным цветом. А вместе с символом трёх корон, элементом герба шведского королевского дома, к которому ярл Биргер строго говоря в то время не принадлежал [8], появляется геральдический  олень.

В геральдике каждая деталь имеет значение.

«Олень является эмблемой воина, мужского благородства. Особенно был популярен олень как эмблема в Англии и Германии. Согласно древнему поверью германских народов, олень способен одним своим запахом отогнать и обратить в бегство змею. И это качество послужило основанием рассматривать оленя как эмблему борьбы со злом, эмблему благородного воина, сильного не столько физической силой, сколько идейной убежденностью, силой духа, своими моральными качествами»

- так описывает этот символ один из справочников [9].

Появление оленя на гербе представителя знатного скандинавского рода несет дополнительные смыслы, понятные Рериху, знавшему геральдику и её сокровенное значение. Художник подчеркивает уважение к противнику князя Александра, мужественному и благородному воину. Тем более, что знатные роды Европы и Руси были переплетены родственными отношениями и династические браки между знатью были обычным делом [10].

Не случаен был интерес художника именно к этому эпизоду, отрицаемому на только западными, но и некоторыми российскими историками, но отраженному в русских летописях и Житии князя Александра. Победа на Неве поставила молодого князя в один ряд со знаменитыми тогда героями Европы.

Александр Невский. 1942 г. 


Александр Невский (Русская война). 1942 г.
Александр Невский. 1942 г.
Холст, темпера, 91,4×152,3.  Коллекция Х.К. Кеджривала. Индия. Бангалор

Вновь Рерих напрямую обратился к подвигу князя Александра уже в начале 40-х годов. Тогда, в предчувствии тяжких испытаний для Родины, художник создавал картины о героических деяниях русских людей, о богатырях, о подвигах, о святых – небесных заступниках Земли Русской.

В 1940 году он пишет картину «Александр Невский» [11]. Судьба этой картины нам не известна. В очерке «Выставки», написанном 31 декабря 1941 года, Николай Константинович рассказывает:

«Несмотря на армагеддонные дни, наша выставка прошла очень удачно. В Индоре останутся двадцать две картины. […] Пришла телеграмма о желании военного фонда иметь моего "Александра Невского". Поехал "Александр Невский". Так русская выставка творит русское дело» [12].

Это была одна из выставок картин Николая и Святослава Рерихов, которые они организовывали в помощь Красной Армии, в помощь героической борьбе Советского Союза. Выставки прошли тогда с огромным успехом в Индоре, Бароде, Ахмедабаде, Хайдарабаде, Тривандруме, Дели, Бомбее и собирали тысячи посетителей. Сам Святослав Николаевич выступал на них по нескольку раз в день. Значительную часть полученных на выставках средств Рерихи перечисляли в фонд Советского Красного Креста.

Именно тогда остались в Индии картины «Новая Земля (Новгородцы в Арктике)», «Микула Селянинович» и «Александр Невский».

Немного позже, в конце 1941 года Рерих начинает еще один вариант картины, который известен также под названием «Русская война». Этот вариант картины остался в собрании художника и впоследствии вошел в коллекцию картин С.Н. Рериха, которую он привез в Советский Союз для организации выставки. Коллекция осталась в СССР. Но в результате сомнительных манипуляций, которые осуществляло руководство Государственного музея искусства народов Востока (ГМВ), картина в начале 90-х годов оказалась в коллекции индийского бизнесмена Х.К. Кеджривала, где и находится в настоящее время.

Картина посвящена другому героическому деянию князя Александра – битве на Чудском озере 5 апреля 1242 года.

Битве предшествовала драматическая история взаимоотношений Руси с Тевтонским рыцарским орденом.

Это рыцарское объединение, возникшее в период Третьего крестового похода 1190 года и первоначально бывшее частью ордена госпитальеров (иоаннитов) [13], быстро стало значимой структурой. Покровительство ему оказывал сын и наследник короля Священной Римской империи Фридриха Барбароссы Фридрих VI, герцог Швабии [14]. По протекции Фридриха орден вскоре получил права автономии, а в 1198 году стал называться духовно-рыцарским орденом дома Святой Марии Тевтонской в Иерусалиме. Тогда же была утверждена его форма – белый плащ с черным (тевтонским) крестом на левом плече.

Третий крестовый поход в Святую землю оказался очень неудачен для крестоносцев – был потерян Иерусалим и многие важные святыни. Но не смотря на это, а возможно и вследствие этого, вскоре, в 1197 году начался Первый крестовый поход в Ливонию, землю, которую населяли предки современных латышей – ливы. Этот поход преследовал не сколько религиозные (племена, населявшие эти земли, были язычниками), сколько политические и экономические цели – установление контроля над важными торговыми путями. Завоевание Ливонии сопровождалось насильственной христианизацией католического толка. Дальнейшее продвижение Тевтонского   и союзных ему орденов на земли, занятые племенами эстов, куршей, пруссов, земгалов, леттов привело к тому, что некоторые из этих народностей остались в истории лишь в виде топонимов, таких, как Пруссия или Куршская коса.

«…стратегия колонизации, заложенная Тевтонским орденом ещё в начале XIII века, получает дальнейшее развитие в ходе завоевания Британией Ирландии в XVI – XVIII веках и была перенесена на Американский континент, где ею активно пользовалась сначала, опять-таки, Британия, а затем новоявленные миру Соединённые Штаты Америки», [15]

- отмечает историк А.И. Либенштейн.

Представляется весьма символичным, что деятели Третьего рейха обосновывали свои права на «восточные территории» тем, что это бывшие владения Тевтонского ордена.

В результате завоеватели вторглись сначала в сферу влияния Руси, т.к. некоторые племена ливов платили дань Полоцкому княжеству, а затем перекрыли для русичей традиционные торговые пути и вплотную приблизились к границам Новгородских земель.

Это происходило в то же самое время, когда с востока на русские княжества наступали войска внука Чингиз-хана Бату (Батыя). С 1237 до 1241 год были захвачены и разорены сначала восточные земли (Владимир, Суздаль, Торжок, Козельск, Москва), затем нападению подверглись земли Киева и юго-западной Руси.

Жестокость, с которой происходили разорения русских княжеств монголами, была вполне сопоставима с уроном, нанесенным Тевтонским орденом прибалтийским землям. К тому же покоренные народы Прибалтики для новгородцев, псковичан и жителей других княжеств были всё-таки язычниками, а кочевники уничтожали православных. Хотя и не было на тот момент общерусского единства, и до Куликовской битвы, в которой оно начало формироваться, было еще почти полтора века, но сохранялось единство религиозное. Поэтому выбор князя Александра – сражаться рыцарями Тевтонского ордена, вместо того, чтобы найти в них пусть ситуационных, но союзников – был неочевиден и, возможно, даже осуждался современниками. Тем более, что был пример князя Даниила Галицкого, который решил обратиться за помощью в борьбе против монголов к западным государствам и даже принял королевский титул от Папы Римского. Но в 13 веке было сложно предвидеть, что в результате этого Галиция и Волынь за исторически недолгое время потеряют самостоятельность, а потом и государственность, и только в 1939 году, «старое достояние Руси», по словам Н.К. Рериха [16], вновь вернется к своим русским корням. Перед князем Александром стоял выбор, который, как мы теперь понимаем, определял духовный путь Руси.

Битва с войском Тевтонского ордена и его союзниками на Чудском озере, известная также как Ледовое побоище, оставила заметный след в истории. Она была описана в большом числе летописей – не только в новгородской, но и владимирской, тверской, ростовской, а также, в отличие от Невской битвы, в западных хрониках. В российской историографии её значение (наряду с Невской битвой) отмечалось в трудах Н.М. Карамзина (1766 – 1826), С.М. Соловьева (1820 – 1879), Н.И. Костомарова (1817 – 1885) и др.

Нельзя не упомянуть и созданный в 1938 году фильм великого советского режиссера С.М. Эйзенштейна «Александр Невский», музыку к которому написал гениальный композитор С.С. Прокофьев. С этого фильма началось возвращение образа князя и его подвига в сознание современников после почти двух десятилетий забвения. Обращение именно к истории битвы с тевтонскими рыцарями было продиктовано надвигающейся схваткой с их современными наследниками.

Но уже с восьмидесятых годов ХХ века в отечественной историографии возникла тенденция переоценки деятельности Александра Невского. Особенно это касалось битвы на Чудском озере. Ставился под сомнение её масштаб, количество жертв противников русского войска, значение для геополитической ситуации. Подвергались сомнению русские летописи, которые опирались на сведения, содержащиеся в Житии Александра Невского. Зато западные источники, которые создавались на основе «Старшей Ливонской рифмованной хроники» [17] и всячески (по понятным причинам) умалявшие и масштаб битвы и потери Ливонского ордена, принимались недостаточно критично. Заявлялось даже о излишней политизации этой битвы, которая якобы способствует созданию нового «мифа о Ледовом побоище — мифа, который и сегодня лежит в основе массовой исторической памяти нашего народа» [18].

Это лишний раз подтверждает, что подвиг Александра Невского отнюдь не стал историей, имеющей чисто академический интерес – он продолжает быть важной вехой, влияющей на современность. И не так, как хотелось бы некоторым авторам…

А теперь вновь вглядимся в картину Н.К. Рериха. Перед нами покрытая снегом холмистая равнина по которой на коне едет князь Александр в сопровождении дружины. Развеваются красные знамена со святыми ликами. Кони осторожно ступают между тел, обломков оружия, щитов, покрытых геральдическими символами и поверженных знамен. Ими занято основное пространство картины. Безусловно, потери врага огромны, погибли многие знатные воины. Рерих художественными средствами показывает то, что не хотели признать недоброжелатели Александра Невского тогда, не хотят признавать некоторые историки теперь – была не просто победа, был разгром войска Тевтонского ордена и подчиненных ему союзников.

Александр и его спутники не радостны, хотя только что одержана великая победа.

Что печалит князя? Гибель недавних противников, которые сейчас просто мертвые тела, переставшие быть врагами? Предчувствие будущих испытаний для Русской земли? Осознание судьбоносности этого сражения? Тягота исторического выбора, который ему пришлось сделать, выбора между двумя врагами – налетевшим с Востока и давно надвигавшимся с Запада?

Вспомним, что тогда же, в 1942 году Рерих создал картину «Победа», где воин-победитель не ликует над поверженным чудовищем, но держит меч наготове и сосредоточен перед будущими битвами.

Нам же важен факт, что Рерих в трудные для Родины годы призывал на помощь своей стране огненные облики героев и подвижников – Микулы Селяниновича, Святогора, Настасьи Микуличны, Феодора Тирона и других, порой безымяных богатырей, ковавших мечи победы, просыпавшихся ото сна для великих битв. Вспоминал самые славные страницы истории своего народа – покорения Новых Земель, победы в битвах и поединках.

Среди этих картин запечатлен подвиг на Чудском озере как одна из вершин героизма русского. А в очерках Николая Константиновича Александр Невский стоит в одном ряду с Сергием Радонежским, Иваном III, Кутузовым, Суворовым – истинными спасителями России.

Сам факт создания картины «Александр Невский (Русская война)» опровергает все умаления и ложные умозаключения историков, порой возникавшие не только от малого знания, но и от сознательного желания опорочить русских героев.

Святые Борис и Глеб


Святые Борис и Глеб (Видение в ладье). 1904 г.Сияющие в ночи. Святые Борис и Глеб. 1919 г.
Святые Борис и Глеб (Видение в ладье). 1904 г. Бумага на картоне, акварель, гуашь, перо, тушь. 30.7 х 45.8. Международный Центр Рерихов. Москва, РФ.
Сияющие в ночи (Святые Борис и Глеб). 1919 г. Xолст, темпера. Частная коллекция, США.

Борис и Глебю 1942 г.Борис и Глеб. 1943 г.
Борис и Глеб. 1942 г. Холст, темпера. 61 x 123. Государственный Русский музей. СПб, РФ.
Борис и Глеб. 1943 г. Картон, темпера. 30.5 х 45.7. Принадлежит Международному Центру Рерихов, хранится в Государственном музее  Востока 

К образам Бориса и Глеба, первых русских святых Н.К. Рерих обращался на протяжении всего творческого пути. Известно пять картин и несколько эскизов и набросков на эту тему. Среди них одна – «Борис и Глеб» (эскиз для мозаики в церкви Святых Апостолов Петра и Павла "На пороховых заводах", 1906 г.),  на которой святые изображены на конях, посвящена видению князя Дмитрия Донского перед Куликовской битвой. 

Остальные четыре имеют непосредственное отношение к князю Александру и битве на Неве в 1240 году.   Этот сюжет восходит к житию Александра Невского, составленному вскоре после его кончины по воспоминаниям его близких соратников.

В изложении святителя Дмитрия Ростовского этот сюжет описан так:

«В войске благоверного Александра был один ижорянин — Пелгусий, во Святом Крещении Филипп, которому Александр Ярославич вручил ночную стражу, как опытному воину, хорошо знавшему местность. Среди своих соплеменников, державшихся язычества, христианин Пелгусий отличался благочестивою жизнию: он проводил время в молитве, трудах и постных подвигах; и Господь удостоил этого благочестивого воина следующего чудесного видения.

При восходе солнца Пелгусий услышал со стороны реки шум от приближающегося судна и, думая, что это враг, удвоил свою бдительность. Гребцы покрыты были как бы мглою, скрывавшею их лица. Видны были только два витязя, стоявшие в лодке. Светлые лица их и одежды показались как бы знакомыми Пелгусию; и вдруг он услышал голос, подтвердивший его предположение, рассеявший все его сомнения, радостью наполнившими его душу. Старший из витязей, обращаясь к младшему, сказал: «Брат Глеб, прикажи грести быстрее, поспешим на помощь сроднику нашему Александру Ярославичу». Это были преподобные страстотерпцы, благоверные князья Борис и Глеб, которых молитвенно призывал на помощь благоверный князь Александр.

Пелгусий поспешил рассказать виденное князю. Ободренный этим чудесным предзнаменованием, Александр Ярославич в тот же день напал на врага. Шведы не ожидали нападения, не думали, что противник так близко, не знали его числа и силы. Упорная битва продолжалась с утра до вечера. Одушевляемая своим вождем, дружина благоверного князя показала чудеса храбрости, приводила в изумление врагов» [19].

В Новгородской первой летописи старшего извода [20] упоминается о явлении святых и перед сражением на Чудском озере.

В первом варианте картины, созданном в 1904 году, мы видим не только Бориса и Глеба, но и самого Пелгусия, застывшего на берегу в молитвенном созерцании. Пейзаж на картине вполне реалистичный, на берегу реки видны шатры военного лагеря.

Во всех последующих вариантах пейзаж на картинах становится более обобщенным, детали исчезают, всё внимание сосредотачивается на святых в ладье, плывущей по предрассветной, покрытой туманом реке. 

Изменяется и облик святых братьев. На картине 1904 года они имеют явно славянскую внешность и одеты как это было принято на Руси. Но с каждым последующим вариантом их облик меняется, постепенно приобретая отчетливо восточные черты. Особенно это заметно в картине 1942 года, написанной почти одновременно с «Русской войной». Одежды святых - узорные плащи и длинные рубахи, теряют связь со славянскими одеждами первого варианта картины, головные уборы больше напоминают монгольские. В таком же головном уборе изобразил Н.К. Рерих, например, Чингиз-хана на картине 1937 г. Лики святых, подробно выписанные, в варианте 1942 года уже ничем не напоминают славянские и даже европейские. Художник прямо указывает, что Помощь земле Русской, Помощь святому князю Александру идет именно с Востока. 

Так Николай Константинович Рерих  в своем художественном  творчестве создал сложный и многогранный образ  одного из великих героев Руси, определявших на века её путь. От картины к картине,  с 1903 (картина "Суздаль. Монастырь Александра Невского") до 1943 года (последний вариант "Бориса и Глеба"), Рерих обращается к разным этапам жизненного подвига Святого князя. В каждой картине вывечивается то, что не всегда было очевидно в прошлом, не до конца понято и сейчас. 

Возможно, мы еще не раз услышим от уважаемых историков, политиков или публицистов, что лучше бы Александр Невский сражался с монголами и дружил с Европой [21], подобно Даниилу Галицкому, что князь обрек Россию на века азиатского влияния и отставания от цивилизованных стран. Но мы вспомним, что победы Александра Невского определили для Руси границы между Западом и Востоком, между латиницей и кириллицей, между православием и католичеством, вспомним восточные лики Бориса и Глеба – и принесем свое почитание Святому князю, в труднейших условиях сделавшему правильный выбор.

 Садовская И.А.

2021 г.


Также на эту тему:

Н.К. Рерих "Суздаль. Монастырь Александра Невского"


Примечания:

[1] Орден Александра Невского существовал в Российском империи с 1725 по 1917 гг., в СССР с 1942 по 1991 гг., и был сохранен Указом Верховного Совета России от 1992 года. С 2010 г. входит в государственную наградную систему Российской Федерации.

[2] В настоящее время известно не менее 13 вариантов этого жизнеописания. 

[3] Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. XII. Месяц август. С. 532-572

[4] Николай Рерих в русской периодике, 1891–1918. Вып. 4: 1910–1912 / — СПб.: Фирма Коста, 2007. 584 с. [1] л. портр. С. 17-18

[5] Ярл (др.-сканд. Jarl) -  один из высших титулов в иерархии в средневековой Скандинавии. Этот титул имел несколько значений, определяя, как целое сословие знатных людей, так и конкретное место в феодальной иерархии, равноценное герцогу в Западной Европе.

[6] Цит.по: https://ru.wikipedia.org/wiki/Биргер

[7] Старовойтова О.Л., Томша Э.А По страницам родословной прибалтийского рода Н.К.Рериха.

[8] На тот момент он был мужем сестры короля Швеции. Лишь спустя почти десять лет Биргер возведет на престол своего малолетнего сына, став при нем регентом королевства. Подробнее: https://ru.wikipedia.org/wiki/Биргер

[9] Олень в геральдике // Академик [Электронный ресурс] - Режим доступа: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1586160

[10] Подробнее о родстве Биргера и Александра:  Родственная связь Александра Невского и ярла Биргера - Древняя Русь — ЖЖ (livejournal.com)

[11] Соколовский В.В. Художественное наследие Николая Константиновича Рериха (перечень произведений с 1885 по 1947 годы) // "Н.К. Рерих. Жизнь и творчество". Сборник. М., 1978. С.  296 

[12] Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2, 2-е издание./ М.: Международный Центр Рерихов. 2000. – 512 с., тон. илл. C. 460

[13] Ныне Мальтийский орден. 

[14] Герб Швабии – три черных льва на золотом фоне, изображен Н.К. Рерихом на знаменитом триптихе «Жанна д’Арк». Именно его держит герольд на левой стороне триптиха, изображающей казнь Жанны, он же на знамени, которое развевается над толпой, окружившей костер. Казалось бы, логичнее было изобразить на картине герб Англии – ведь суд над Жанной и её казнь были организованы именно этой страной. К тому же рисунок гербов Англии и Швабии почти одинаков, они отличаются только цветом. Тем не менее Н.К. Рерих дважды повторяет в сцене казни Жанны этот, казалось бы, чуждый геральдический знак.

[15] Либенштейн А.И. Александр Невский и Тевтонский орден // Зеленоградский городской краеведческий музей [Электронный ресурс] Режим доступа: https://gk-muzeum.klgd.muzkult.ru/nevskij

[16] Рерих Н.К. Листы дневника. Т. 2, 2-е издание./ М.: Международный Центр Рерихов. 2000. – 512 с., тон. илл. C. 218

[17] Подробный анализ русских и западных источников: Бегунов Ю.К., Клейненберг И.Э., Шаскольский И.П. "Письменные источники о Ледовом побоище" // Хроники Ливонии [Электронный ресурс] Режим доступа: http://livonia.narod.ru/research/ice_battle/index.htm

[18]   Данилевский И.М. Ледовое побоище: смена образа // Отечественные записки. Выпуск журнала № 5 за 2004 г. [Электронный ресурс] Режим доступа: https://magazines.gorky.media/oz/2004/5/ledovoe-poboishhe-smena-obraza.html

[19] Жития святых на русском языке, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского (репринт). — Киев: Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра, 2004. — Т. XII. Месяц август. С. 543.

[20] Бегунов Ю.К., Клейненберг И.Э., Шаскольский И.П. Письменные источники о Ледовом побоище. Русские источники // Хроники Ливонии [Электронный ресурс] Режим доступа:  http://livonia.narod.ru/research/ice_battle/rus_source.htm 

[21] Так и хочется добавить «пили бы баварское».


 Главная   >   Публикации о картинах      Опубликовано: 7.10.2021