Н.К. Рерих "Вестник" (посвящена Е.П. Блаватской)

 

 

Елена Петровна Блаватская

о науке

Фрагменты из книги "Разоблаченная Изида",

т. 1, "Наука"

 

 

Миссия Елены Петровны Блаватской, великой дочери России, ученицы  Учителей Мудости Востока, до сих пор не получила достойной оценки в современной науке. По свидетельству Е.И. Рерих, "она была Великим Духом, принявшим на себя тяжкое Поручение – дать сдвиг сознанию человечества, запутавшегося в мёртвых тенетах догм и устремлявшегося в тупик атеизма." 

Фундаментальный труд Е.П. Блаватской "Разоблаченная Изида, ключ к тайнам древней и современной науки и теологии" был создан по Указанию Учителя и опубликован в 1877 году.  Книга состоит из двух томов − "Наука" и "Теология". Первый том анализирует причины кризисных явлений в  науке, ставших заметными уже в 19 веке и до сих пор не преодоленных. Поэтому сформулированные  Е.П. Блаватской проблемы современного ей научного знания и предлагаемые пути их решения, продолжают быть актуальными и в 21 веке.

Предлагаем вашему вниманию небольшие фрагменты, взятые из первого тома  этой книги.


Наука не может выйти за пределы механического круга,
пока эта стена не будет преодолена пониманием Тонкого Мира.
 

Братство, п. 10 

О современной науке

По отношению к науке, в целом, как к божественной цели, весь цивилизованный мир должен бы испытывать глубокое уважение, ибо одна только наука может дать человеку возможность понять божество путем правильной оценки его творений [с. 173].

Знание (…) растет с увеличивающейся скоростью, но не великой корпорации ученых следует воздавать за это честь.  Каждый миг они старались делать всё возможное, чтобы сокрушить новое открытие вместе с открывателем. Слава тому, кто победил всё это своей отвагой, интуицией и упорством. Мало в природе сил,  которые, после объявлении об их открытии,  не были бы осмеяны, а затем отброшены, как абсурдные и ненаучные. После принижения гордости тех, кто ничего не открыли, после удовлетворения справедливых требований,  в которых отказывали до тех пор, пока это было возможно – увы, к несчастью для человечества! – новооткрыватель, как это часто бывает – сам, в свою очередь, становится угнетателем по отношению  других открывателей в области естественных законов. Так, шаг за шагом, человечество движется по своему кругу знания; наука постоянно поправляет свои ошибки и переприспасабливает ко следующему дню ошибочные теории предыдущего дня [с. 169].

Осторожность, выросшая из установившейся в исследованиях привычки; экспериментальное продвижение от мнения к мнению, вес, придаваемый признанным авторитетом – всё это благоприятствует консерватизму мысли, который, естественно, уводит в догматизм. Ценою научного прогресса обычно является мученичество и остракизм, выпадающие на долю новатору [с. 168].

Взгляните на научный мир нынешнего дня, и увидите, как атомные теоретики накладывают заплаты на свои в клочья изорванные одежды, чрез которые проглядывали недостатки их специальной области. [...] Они забрасывают свои сети в океан материальной науки только для того, чтобы порвались их ячейки, как только они наткнутся на какую-нибудь из ряда вон выходящую проблему. Воды этого океана подобны водам Мертвого моря – горьки на вкус; и такие плотные, что ученые едва могут погрузиться в них, а еще менее нырнуть до дна – это море, из которого ничто не вытекает, и нет жизни ни под его волнами, ни по побережью. Это темная, зловещая пустыня; оно не дает ничего, чем стоило бы обладать, потому что все, что оно дает – без жизни и без души [с. 564].

Сегодня наука отвергает многое, что она вынуждена будет принять завтра. Менее, чем сто лет тому назад Академия отвергла Франклиново электричество, а в настоящее время едва ли можно найти дом без электрических проводов на крыше [с. 242].

О материализме

…материализм Сегодняшнего Дня родился от грубого Вчера. Если его рост не задержать, он станет нашим господином. Он внебрачный потомок Французской революции и ее реакции против слепой религиозной набожности и притеснения. […] Мы возвышаем свой голос за духовную свободу, мы – за освобождение от всякой тирании, будь то тирания науки или богословия [с. 64].

...здание материализма обосновано целиком на его грубом фундаменте - рассудке [с. 172].

Так как теперь считается нефилософским искать первопричины, то ученые теперь занимаются разбором их физических следствий. Поэтому область научных исследований ограничена физической природой. И когда границы ее достигнуты, исследование должно остановиться, и их работа должна начаться сначала.  Несмотря на заслуженное ими уважение, они напоминают белку, крутящую свое колесо, ибо они обречены крутить свою «материю» снова и снова. Наука – великая мощь, и не нам, пигмеям, ставить ее под сомнение. Но сами «ученые» не более являются воплощением науки, чем люди нашей планеты являются самой планетой [с. 71-72].

 Об эволюции

Эволюция  – развитие высшего порядка животных из более низкого. Современная или так называемая точная наука признает только одностороннюю физическую эволюцию, предусмотрительно избегая и игнорируя высшую или духовную эволюцию, признание которой вынудило бы наших современников признать превосходство древних философов и психологов над ними самими. Мудрецы древности, поднявшись до непознаваемого, выбрали в качестве отправной точки первое проявление невидимого, неизбежного, и путем строго логических рассуждений пришли к абсолютно необходимому творящему Существу, к Демиургу вселенной. У них эволюция начинается от чистого духа, который спускаясь все ниже и ниже, принимает, наконец, видимые и постижимые формы и становится материей. Дойдя до этой точки, они размышляют методом Дарвина, но на гораздо более обширной и всесторонней базе [с. 56-57].

У философов древности эволюция представляла универсальную теорему, всеохватывающую доктрину целого и установленный принцип; тогда как наши современные эволюционисты в состоянии преподносить нам только спекулятивные теории; с частично, если не полностью отрицательными теоремами. И напрасно представители нашей современной мудрости закрывают обсуждение и претендуют на разрешение вопроса только потому, что затемненная фразеология Моисеевых повествований не согласуется с определенными толкованиями «точной науки» [с. 227].

Из беспредельного протяжения космической материи, которая образовалась от его (действенного космического принципа – прим.) дыхания или воли, эта космическая материя – астральный свет, эфир, огненный туман, жизненный принцип – не имеет значения, как мы назовем ее, этот творящий принцип или, как наша современная философия называет ее, закон эволюции, посредством приведения в движение сил, которые были в ней латентны, образовал солнца и звезды и сателлиты; управлял их размещением по нерушимому закону гармонии и населил их «всякими формами и качествами жизни» [с. 242].

Наука и религия

...современная наука, пренебрегающая разгадкой истинного смысла Библии и позволяющая всему христианству продолжать верить в мертвую букву еврейского богословия, тем самым молчаливо становится сообщницей фанатичного духовенства. Она не имеет права высмеивать записи народа, который писал, не зная, что они получат такое странное истолкование в руках одной враждебной религии и что их священнейшие тексты обернутся против собственного народа, и что кости мертвых заглушат дух истины, – это грустная черта христианства! [c. 596]

Нет Бога? Нет души? Страшная разрушительная мысль! Сводящий с ума кошмар безумного атеиста, представляющийся его горячечному взору вроде уродливой непрестанной процессии искр космической материи, никем не созданной,  самопроявляющейся, самосущей и саморазвивающейся, и это Я не Я, ибо оно никто и ничто,  и оно плывет ниоткуда, и нет причины, двигающей его, ибо нет никакой Первопричины, и всё стремительно несется никуда. И всё это происходит в круге Вечности, слепой, инертной и беспричинной [с. 29].

...пока духовенство, придерживаясь своих собственных толкований Библии, и наука, считающаяся только со своим самодельным Кодексом возможного в природе, — отказываются даже выслушивать спиритуалистов, — истинная наука и истинная религия молчат и с серьезным вниманием ожидают дальнейшего [c. 19].

Но в то время, как богословие оттеснено назад, на задний план, ученые обеими руками ухватились за скипетр деспотизма и употребляют его, как херувим пламенный меч, чтобы не допустить людей к древу вечной жизни, удерживая их в мире тленной материи [с. 170].


Цитируется по изданию:

Блаватская Е.П. Разоблаченная Изида, том 1. - М.: Изд-во Эксмо, 2002. - 832 с.


 Главная   >   Журнал "Восхождение"   >   Елена Петровна Блаватская              Опубликовано: 7.05.2021