Н.К. Рерих "Приданое китайской принцессы Вэньчен"

 

 

«Приданое китайской принцессы Вэньчэн»:

история статуи Будды из храма Джоканг в Лхасе

в творческом наследии Н.К. Рериха,

Ю.Н. Рериха и Е.П. Блаватской

 

 

«Скрипят разрисованные колеса повозок, запряженных верблюдами. Горная тропа вьется у самых снегов. Китайская принцесса Вэнь-Чень везет священные дары своему будущему мужу, тибетскому королю Сронцангампо».
Л.В. Шапошникова «Мастер» [1, с. 400-404]

Картина Н.К. Рериха «Приданое китайской принцессы Вэньчэн»[2] (встречается также название «Дары китайской принцессы»)[3, с. 286]  основана на сюжете из истории Тибета 7 века н.э. Вэньчэн [4] – имя принцессы китайской династии Тан, одного из центров культуры и цивилизации Древнего Востока.

На картине – на фоне величественных горных вершин темный, почти графический рисунок каравана из коней, всадников, верблюдов, повозок.

Внимание зрителя притягивает скульптура на крытом паланкине - сидящий Будда, отливающий золотисто-бронзовыми бликами. Что это за караван? Почему в приданом священная статуя? Кем была эта принцесса? Куда караван направляется? – вот лишь малая часть вопросов, возникающих перед зрителем…

Ответ на эти вопросы и сюжет картины, как это часто бывает в творческом наследии Н.К. Рериха, позволяет нам прикоснуться к истории, охватывающей более чем тысячу лет духовной жизни Востока.

Вэньчэн и история буддизма в Тибете

Сведения об истории Тибета древнейшего периода  невелики. В «Истории Средней Азии» Ю.Н. Рерих пишет, что некоторую информацию можно почерпнуть из малоизученных тибетских и главным образом китайских письменных источников.

«Согласно тибетским хроникам, первые цари Тибета произошли от знаменитого в буддизме рода Личчави. […] Китайские анналы («Таньшу», содержат историю Тибета между 634-879 г.) говорят, что начало Тибетской империи следует отнести к периоду кайхуан (581-601). Страна разделялась на двенадцать феодальных владений (rgual-phran), в некоторых источниках – на тринадцать» [5, с. 277].

Проникновение буддизма в Тибет началось задолго до возникновения единой империи.

«Тибетские историки упоминают неясные традиционные сведения о появлении буддийских текстов во времена легендарного царя Лха Тотори-ньенцена, который жил в Ярлунге в Юго-Восточном Тибете. Юго-западная часть страны, где впоследствии образовалось государство Гуге, с древних времен находилось под сильным влиянием соседней Индии, и местные феодальные правители, как можно судить по их именам, были смешанного происхождения» [6, с.23].

Несколько больше исторических сведений появляется с возникновением единого государства из разрозненных враждующих феодальных уделов.
Основатель империи Намри Сонгцен был правителем княжества долины Ярлунг, той самой долины, где когда-то правил легендарный царь Лха-Тотори-ньенцен. Намри Сонгцену удалось объединить несколько княжеств в единое государство.

Его сын Сонгцен Гампо, вступивший на трон в 629 году, завершил объединение Тибета и создал империю, которая на несколько веков, вплоть до 11 в., стала одной из самых могучих в Азии. При нем столица государства была перенесена из долины реки Ярлунг в урочище Раса и стала называться Лхадэн или Лхаса, что означает «место богов». Тогда же был построен замок – резиденция царя, который со временем превратился в знаменитую Поталу [5, с. 280].

Из буддийских источников известно, что тибетская традиция считает Сонгцена Гампо воплощением Бодхисаттвы Авалокитешвары, Владыки Великого Сострадания, эманации Будды Амитабхи [7, с. 288-289].

Для укрепления своего государства и его новой духовной основы - буддизма, Сонгцен Гампо прибегнул к династическим бракам. Он заключил союз с принцессой Вэньчэн (принцесса императорского дома императора Тай-Цзуна [8] ), и принцессой Бхрикути (дочь непальского царя Амшувармана). При них началось активное проникновение буддизма в Страну Снегов. Обе принцессы сыграли важную роль в духовном преображении страны.

Ю.Н. Рерих пишет:

«Чтобы укрепить свои позиции, царь Сонгцен Гампо заключил два династических брака — с Китаем и Непалом, что помогло делу буддизма. Известно, что две царицы были ревностными почитательницами буддизма и многое сделали для привнесения буддизма в Тибет, хотя в начале своей миссионерской деятельности были ограничены кругом придворных и поместного дворянства, которое поддерживало царя» [6, с. 17].

В свите принцесс в Тибет прибыли ученые и духовные наставники буддизма, помогавшие принцессам в их миссии. Необходим был огромный труд по переводу священных книг Индии с санскрита на тибетский язык, в то время мало приспособленный для передачи сложных метафизических терминов буддизма.

«Любопытно отметить, что с самого начала работу по переводу буддийских текстов на тибетский вела группа буддийских ученых разных национальностей. Так, нам известно, что Тхонми Самбхоте [9] помогал индийский брахман Шанкара, непальский ученый Силаманжду и китайский буддийский монах по имени Махадева Це. Несомненно, эти наставники прибыли в Тибет в свите непальской и китайской принцесс, на которых женился Сонгцен Гампо» [6, с. 24].

«Китайская принцесса способствовала привнесению в Тибет китайской буддийской культуры эпохи Тан. О принцессе говорится, что она возвела в Лхасе храм Рамоче, который на протяжении долгого времени был резиденцией китайских монахов, последователей буддийской медитативной школы чань (ch'an, dhyana)» [6, с. 24].

Но главной ценностью, принесенной китайской и непальской принцессами были священные реликвии.

В «Истории Средней Азии», в разделе, посвященном Тибету, [5, с. 273-324] Ю.Н. Рерих более подробно описывает судьбу принцесс и их дары.
Так он пишет, что непальская принцесса Бхрикути или Тицюнь (её брак с Сонгцэном Гампо состоялся в 639 г.) привезла своему супругу изображения Акшобхьяваджры, Майтрейи и Белой Тары.

Брак с Вэньчэн был заключен в 641 г. (Сонгцэну Гампо было в тот момент 73 года) и сопровождался драматическими событиями. Еще в 634 году Сонгцэн Гампо отправил посольство в Китай с просьбой о заключении брачного союза с китайским императорским домом. Император Тай-Цзун просьбу отклонил. Тогда Сонгцэн Гампо начал военные действия против кочевавших на востоке тюркских племен и появление на границах Китая крупных военных сил Тибета вынудило императора пересмотреть свое решение. Ю.Н. Рерих приводит сведения, что Сонгцэн Гампо лично выехал навстречу принцессе в город Хэюань (провинция Ганьсу)  [5, с.429 (прим. 50)].

«Китайская царевна привезла с собою древнее изображение Будды, которое некогда было доставлено из Индии в Китай через Среднюю Азию» [5, с. 282].

Для привезенных священных изображений царицы построили в Лхасе храмы: Вэньчэн – храм Рамоче, а Бхрикути – храм Тулнанг Цуглаканг, впоследствии названный Джокангом («храм Владыки»). Позднее статуи этих храмов поменяли местами и статуя Будды, привезенная Вэньчэн, оказалась в храме Джоканг и стала называться Джово, или Владыка храма Джоканг. В этом храме, перед этой статуей спустя несколько столетий йогиня Мачиг Лабдрон получила особо благоприятные знамения, помогшие распространению созданной ею практики Чод, для совершенствования качеств самоотречения и сострадания [10, с.114].

Обе царицы почитались в Тибете и были объявлены воплощениями Зеленой Тары (Бхрикути) и Белой Тары(Вэньчэн) [5, с. 282].

История Вэньчэн нашла отражение и в творчестве Е.П. Блаватской. В книге «Новый Панарион», в главе «Реинкарнация в Тибете» Елена Петровна пишет:

«Буддизм был введен в Бодюле [11] в начале VII века набожной китайской принцессой, вышедшей замуж за тибетского короля [Общеизвестно, что после десяти лет супружеской жизни она с согласия мужа прервала узы брака и в одеянии монашенки (Гелунг-ма, или Ани) проповедовала буддизм по всей стране, как за несколько веков до этого принцесса Сангхамитта, дочь Ашоки, проповедовала его в Индии и Цейлоне - прим. Е.П. Блаватской], обращенного ею из религии Бон в буддизм и ставшего с тех пор опорой веры в Тибете, как Ашока в Индии за девять веков до этого. Именно он послал своего министра (по мнению европейских востоковедов) и брата, первого ламу в стране (по тибетским историческим хроникам) в Индию. Этот брат-министр вернулся "с великой истиной, содержащейся в буддийских канонических текстах; основал тибетский алфавит по образу Деванагари и начал перевод канонов с санскрита (санскритский вариант был ранее переведен с пали, древнего языка Магадхи) на тибетский". (См. "Тибет" Маркхема) [Но автор не говорит (поскольку получил информацию из источников, которым это также не было известно), о том, что, по преданию, эта принцесса перерождается в образе женщин-лам, которых называют Рим-ани – драгоценные монахини. Дурджай Пан-мо, о котором пишет Богль (сводная сестра Таши-ламы в то время), настоятельница монастыря на озере Ям-дог-чо (или оз. Пьяте) – одно из ее воплощений.- прим. Е.П. Блаватской] [12, с.75].


Сонгцен ГампоВэньчэн

Фрагмент статуи Сонгцэна Гампо. Храм Рибоканг. Лхаса
Фрагмент статуи Белой Тары. Храм Рибоканг. Лхаса
Источник изображений: Ю.Н. Рерих "История Средней Азии" т. 2

Принцесса Вэньчэн сыграла значительную роль в истории Тибетской империи. Она не только помогала распространению буддизма и принесению в Тибет культуры династии Тан, одной из самых великих в китайской истории. Она способствовала установлению добрососедских отношений между Китаем, Тибетом и Индией, помогала китайским посольствам и паломникам посещать святыни Индии. После смерти Сонгцэна Гампо в 650 году Вэньчэн в течение 15 лет правила Тибетом (совместно с советником царя Гаром) во время малолетства внука Сонгцэна, его наследника Мангсонг Мангцэна [5, с. 281-284].

Вэньчэн прожила в Тибете сорок лет и ушла из жизни в 680/81 г., в царствование Дусонга Мангподжэ (Ти Дусонга), правнука Сонгцэна Гампо [5, с. 286].

 История изображения Будды Шакьямуни

Но вернемся к изображенной на картине Рериха статуе. В книге «Алтай-Гималаи», путевом дневнике Центрально-Азиатской экспедиции, в главе "Сикким" Н.К. Рерих записывает легенду:

«Когда пришло время Благословенному Будде покинуть эту землю, просили его четыре владыки Дхармапала оставить людям его изображение. Благословенный дал согласие и указал лучшего художника. Но не смог художник снять точные промеры; ибо дрожала рука его, приближаясь к Благословенному. Тогда Будда сказал: «Я стану у воды. Ты сними промеры отражения» [13]. Смог художник это сделать, и таким путем произошли четыре изображения, отлитые из священного состава семи металлов. Два из них сейчас в Лхасе, а два пока сокрыты до времени.

Тибетский владыка женился на китайской и непальской принцессах, чтобы привлечь в Тибет два священных изображения Будды» [14, с. 62].

Так эта история изложена в экспедиционном дневнике Н.К. Рериха. Обращает внимание деталь легенды о материале, из которого были изготовлены статуи. В книге «Агни Йога (Знаки Агни Йоги)» можно прочесть:

«Люди не наблюдают воздействия металлов на психическую энергию, между тем, в древности в этом направлении проявлялась большая чуткость. Помимо магнита изучались некоторые сплавы из семи, восьми и девяти металлов. Как вы знаете, многие изображения изготовлялись из сплавов металлов и давалось наставление касаться их руками, чтоб под видом обожествления получить благодатное следствие на психическую энергию. […]» [15, п. 486].

Понятно, что статуи, изготовленные из священного сплава, обладали способностью особого воздействия.


Статуя Будды из храма Джоканг

Фрагмент древней статуи Будды Шакьямуни (Джово), привезенной в Тибет китайской принцессой Вэньчэн. Храм Джоканг. Лхаса
Источник изображения: Ю.Н. Рерих "История Средней Азии" т. 2

Другой вариант истории священных статуй Будды Шакьямуни приведен Еленой Петровной Блаватской в статье «Место Шакьямуни в истории» [16, с. 181-203]. В ней более подробно описывается история создания статуй Будды и их судьба на основании древнейших буддийских записей. Эти записи, по словам Е.П. Блаватской, хранились в старейшем и первом буддийском монастыре в Тибете. Этот монастырь был построен Архатом Кашьяпой из династии Мориа  [18].

Е.П. Блаватская пишет:

«Нет сомнений, что поскольку история этих семи статуй не попадала в руки востоковедов, то она будет охарактеризована, как «беспочвенный вымысел». Тем не менее таковы их происхождение и судьба. Они датируются годом первого Синода в Раджагихе, состоявшегося  в сезон войны, наступивший после смерти Будды, то есть спустя год после его  кончины. […]  Он проходил в огромной пещере Саптапарна […], близ горы Байбхар (в рукописях на пали – Вебхара), которая находилась в Раджагрихе, древней столице Магадхи. Существуют мемуары, содержащие описание его повседневной жизни, сделанные […] любимым бхикшу Махачарьи.  Эти тексты всегда находились в распоряжении верховных лам первого монастыря, построенного Архатом Кашьяпой в районе озера Бод-юл, большинство Коганов которого были потомками династии Мориа; три члена этой некогда царской семьи живут в Индии и по сей день. […] Там сказано, что пещера Саттапани, известная впоследствии как "Сарасвати" и "Бамбуковая пещера", получла свое последнее название всвязи со следующими обстоятельствами. Когда наш Господь в первый раз достиг в ней состояния Дхьяны [17], это была большая шестикамерная пещера природного происхождения 50-60 футов в ширину и 33 фута в глубину. Однажды, обучая нищенствующих монахов перед пещерой, наш Господь сравнил человека с растением саттапарна (имеющим семь листьев) и показал им,  как после потери первого листа все другие очень легко могут быть отделены, за исключением седьмого - непосредственно соединенного со стволом. "Монахи, - сказал Он, - в каждом Будде находится семь Будд, а в каждом нищенствующем монахе - шесть бхикшу  и только один Будда. […]"  После этого, приказав скале передвинуться, Татхагата заставил её разделиться на семь дополнительных отсеков, сказав при этом, что скала тоже семерична и имеет семь степеней развития. С тех пор она стала называться пещерой Саттапани или Саптапарна. После первого Синода по приказу царя были отлиты семь золотых статуй Бхагавана и каждая из них была положена в одно из отделений пещеры. В последующие времена, когда благой закон должен был уступить место более приемлемым, в силу своей приземленности, верованиям, они были переданы на хранение в различные вихары» [16,  с. 187-189 (примечание)].


Н.К. Рерих Будда-победитель

Н.К. Рерих. Будда - победитель. 1925 г. Серия "Знамена Востока"
Холст, темпера. 73,6×117. Международный Центр-Музей им. Н.К. Рериха, Москва, Россия

История статуй была также связана с одним из пророчеств Будды, согласно которому «через тысячу лет после того, как Он погрузится в Нирвану, Его доктрины достигнут севера» [16, с. 185].

В исполнение этого пророчества

«Архат Кашьяпа из династии Мориа, основанной одним из Чандрагупт близ Палипутры, покинул монастырь Панч-Кукутарама с миссионерской целью после видения нашего Господа в 683 году эры Цинь (436 год по западному летоисчислению) и в том же году достиг великого озера Бод-юл. Именно в этот период истекал предсказанный тысячелетний срок. Этот Архат принес с собою пятую статую Шакьямуни из числа семи золотых скульптур, сделанных после его физической смерти по приказу первого Совета, и закопал её в землю в том самом месте, где семью годами позднее был построен первый гомпа (монастырь), в котором жили самые первые буддийские ламы. И хотя обращение всей страны в новую веру произошло только в начале VII века (западного летоисчисления), тем не менее, благой Закон достиг севера в предуказанное время и никак не раньше. Поскольку первая из золотых статуй была украдена у бхикшу Сали Сюки грабителями и переплавлена в годы правления Дхармашоки, который отправил миссионеров за пределы Непала. Вторую постигла аналогичная судьба еще до того, как она достигла озера Бод-юл. Третья была отнята примерно в 423 году Буддийской эры (120 го до Р.Х.) у варварского племени бон китайским военачальником, который преследовал его до пустыни Шамо. Четвертая утонула в III веке Христианской эры вместе с караблем, перевозившим её из Магадхи в направлении взгорья Чанг-чен-дзонга. А пятая была доставлена как раз вовремя к месту назначения Архатом Кашьяпой. Так же как и две последние…» [16, с. 186 - 187].

История, приведенная Е.П. Блаватской, дополняет то, что было записано Н.К. Рерихом.

В книге «Алтай-Гималаи» говорится о четырех статуях, Е.П. Блаватская пишет о семи (священное число). Но согласно её рассказу три изображения были утрачены задолго до проникновения буддизма в Тибет, остались те же четыре.

По источнику Блаватской одна статуя зарыта в землю в Тибете, другая была захвачена китайским военачальником за несколько веков до появления буддизма в Тибете. О судьбе этой статуи в Китае не упоминается. Н.К.Рерих пишет, что статуй было две, и они привезены двумя принцессами из Китая и Непала. В то же время Ю.Н. Рерих упоминает только одно изображение Будды Шакьямуни, привезенное именно китайской принцессой. Непальская же принцесса привезла другие дары, в том числе изображение Будды Майтрейи.

Н.К. Рерих пишет о двух статуях, сокрытых до времени. В статье Е.П. Блаватской фраза о двух последних статуях явно не закончена и допускает возможность разных трактовок.

Сокровенные изображения, о которых рассказывается в статье Блаватской, в книге «Алтай-Гималаи», в статьях Ю.Н. Рериха, «Истории Средней Азии» и одному из которых посвящена картина «Приданое китайской принцессы Вэньчэн», сыграли особую роль в истории буддизма в Тибете. Это были мощные Магниты, пронизанные эманациями высочайшего Духовного Учителя человечества Благословенного Будды Шакьямуни. О таких Магнитах немало сказано в Учении Живой Этики.

«О заложении магнитов.
Магнит кует проекцию эволюции планеты. Магнит являет непреложность. Магнит утверждает путь человеческий. […]
Магнит или остается невидимым, притягивая течение событий; или служит центром сознательного действия; или озаряет нашедшего его человека.
Можно видеть в истории человечества, как сеть магнитов подобно путеводным огням вспыхивала.
Как же работает магнит? Он претворяет идеи пространства в действие. Много магнитов лежит под основанием городов. Много было находимо[…]» [19, 3-II-7].

«[…]Ощущение магнитов узнается по особому току, связанному силой Агни. Наука может впоследствии рассмотреть эти магнитные волны, неиссякаемые в течение веков. Как вехи, оставлены магниты на местах особого значения. […]» [20, п. 342].

Священные изображения, появившиеся в Тибете почти полтора тысячелетия назад, сыграли особую роль в тибетской истории. Статуя Будды, привезенная Вэньчэн и хранящаяся сейчас в храме Джоканг в Лхасе, была источником многих легенд и священных преданий. Она прошла через период гонений на буддизм во времена царя Лангдармы, междуусобицы, войны и другие драматические события. Сокровенная притягательность делала её своего рода со-творцом духовных процессов в Стране Снегов.

Возможно, что и оставшимся двум, неизвестным сейчас, священным статуям предназначена роль в грядущих на планете событиях. А картина Н.К. Рериха «Приданое китайской принцессы Вэньчэн» – мощный магнит, мост между событиями далекого прошлого и тем, чему еще предстоит свершиться.

Садовская И.А., Культурный Центр им. Н.К. Рериха (Алматы, Казахстан)

Май, 2020 г.

Список литературы и примечания

1. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Кн. 1. Мастер. М.: Международный Центр Рерихов. 1998. 624 с., с илл. 

2.  Н.К. Рерих. "Приданое китайской принцессы Вэньчэн". Холст, темпера. 117.5 x 73.5. 1928- 1929. Собрание Джо Джагода. США. Даллас.

3. Соколовский В.В. Художественное наследие Николая Константиновича Рериха (перечень произведений с 1885 по 1947 годы) // "Н.К. Рерих. Жизнь и творчество". Сборник. М., 1978. С. 286.  В каталоге картина называется «Приданое китайской принцессы Уен-Чинг».

4. Существует несколько вариантов написания её имени: Уэн-Чинг, Вэн-чень, Вен-Чин и т.д.. Ю.Н. Рерих в «Истории Средней Азии» называет её Вэньчэн (Wun-śing kong jo; в Дуньхуанских хрониках Mun-čhang). Мы будем придерживаться этой транскрипции.

5. Рерих Ю.Н. «История Средней Азии». В трех томах. Том 2 – М.: Международный Центр Рерихов. 2007. – 446 с.: ил., карт. 

6. Рерих Ю.Н. «Буддизм и культурное единство Азии». Сборник статей / Перевод с англ., фр., тиб. М.: Международный Центр Рерихов. 2002. 128 с., с илл. 

7. Приводится по: «Рожденный из лотоса. Жизнеописание Падмасамбхавы. Составлено Еще Цогял, открыто Нянг Рал Нима Осэром». СПб.: Изд. «Уддияна», 2003. 

8. Второй император династии Тан, сын её основателя. Искусный военный стратег и мастер каллиграфии. Годы правления: 627-649 гг. С его правления начался расцвет династии Тан.

9. Тибетский подвижник, получивший образование в Индии, создатель тибетского алфавита и переводчик священных текстов. По сведениям Блаватской брат и министр Сонгцэна Гампо. 

10. Приводится по: Знаменитые йогини. Женщины в буддизме. Сборник. М.: ТОО «Путь к себе». 1996.

11. В «Истории Средний Азии» (т.2, с.276) Ю.Н. Рерих пишет: «Сами тибетцы называют свою страну Бод […], а народ – бод-па».

12. Блаватская Е.П. Новый Панарион. М.: МЦФ. 1994. 

13. В буддистских источниках действительно существуют промеры для изготовления статуй Будды: «Всесовершеннейшего Будду надо изображать так, каким он был при жизни. Он был от вершины волос до подошвы ступни вышиною 125 пальцев, когда он раскрывал руки, то от конечности правой руки до конечности левой руки он имел тоже 125 пальцев. Один палец равен 8 ячменных зернам, одна ладонь равна 12 пальцам. Форма лица блаженного Будды подобна куриному яйцу. От вершины волос до междубровья одна ладонь, от междубровья до горла одна ладонь, от горла до сердца одна ладонь, от сердца до пупка одна ладонь, от пупка до детородного уд одна ладонь...». Бурганов А.Н. Искусство скульптуры. Об одной забытой технологии создания статуи в традиционном монгольском искусстве/ «Панорама искусств 7». Сборник. М. Советский художник, 1984 г., стр. 144 – 151 ; [Электронный ресурс] //Сердце Азии: сайт. – Режим доступа: https://www.roerich.kz/shurnal/texts/budda-skulptura.htm (дата обращения 19.04.2020)

14. Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. Путевой дневник. Рига.: Виеда. 1992.  

15. Агни Йога (Знаки Агни Йоги). – М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2008, - 600 с. – (Учение Живой Этики). 

16. Блаватская Е.П. Гималайские Братья. Сборник. Пер. с англ. – М.: Сфера, 1998. – 464 с. – (Серия «Белый Лотос»). 

17. "Dhyâna - последняя ступень на земле перед достижением всех свойств высокого Адепта". Блаватская Е.П. Голос Безмолвия, прим. 54

18. К этой династии принадлежали императоры Чандрагупта и Ашока.

19. Листы сада Мории. Книга вторая. Озарение. М.: Международный Центр Рерихов, Мастер-Банк, 2003. – 328 с. – (Учение Живой Этики). 

20. Мир Огненный. Часть первая. – М.: Международный Центр Рерихов. 2016. 504 с. (Учение Живой Этики).